Парафило
Терентий
Михайлович

Морпех №1
Десантник №1

НА ЛЕВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЕ.

На просторах Среднерусской возвышенности и Левобережной Украины в июле—августе 1943 г. развернулась одна из крупнейших и решающих битв второй мировой войны — Курская битва.

На Курской дуге немецко-фашистское командование пыталось взять реванш за поражение своих армий в битве под Сталинградом. На фронте протяженностью 150 км было сосредоточено 50 отборных дивизий вермахта. Пятьдесят дней и ночей, к северу и югу от города Курска, а затем в районах Орла, Белгорода и Харькова, шла упорная и кровопролитная борьба, в которой с обеих сторон участвовало более четырех миллионов человек, свыше 69 тысяч орудий и минометов, более 13 тысяч танков и самоходных (штурмовых) орудий и до 12 тысяч боевых самолетов.

В то время, когда войска Западного, Брянского и Центрального фронтов «выпрямляли» северный фас Курской дуги и громили немецко-фашистские войска на ближних подступах к Орлу, войска Воронежского и Степного фронтов, успешно закончив оборонительную операцию южнее Курса, с 23-го июля приступили к подготовке наступательной операции под кодовым названием «Полководец Румянцев». Советские войска готовились нанести сокрушительный удар по войскам немецкой группы армий «Юг» на белгородско-харьковском направлении. В полосе предстоящего наступления оборонялись войска 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф», входившие в состав группы армий Юг». Вражеская группировка имела в своем составе 13 дивизий, в том числе 4 танковые дивизии, в которых насчитывалось до 300 тысяч человек, более 3 тысяч орудий и минометов, около 600 танков и более 1 тысячи боевых самолетов.

В 8 часов 3 августа после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска Воронежского и Степного фронтов под командованием генерала армии Н. Ф. Ватутина и генерал-полковника И. С. Конева перешли в контрнаступление на южном фасе Курской дуги и успешно развивали удар на грайворонско-ахтырском и белгородско-харьковском направлениях.

Преодолевая упорное сопротивление противника, войска Воронежского фронта к 11 августа значительно расширили прорыв в западном и юго-восточном направлениях, освободили город Ахтырку и вышли к железной дороге Харьков — Полтава. Войска Степного фронта, силами 53, 69 и 7-й гвардейской армий, вплотную подошли к харьковскому внешнему оборонительному рубежу. Создалась возможность глубокого охвата немецкой группировки в районе Харькова.

Учитывая это, гитлеровское командование во второй половине августа предпринимает попытку остановить наступление советских войск на харьковском направлении и удержать Харьков в своих руках..

Для выполнения этой задачи к 15 августа 1943 г. в район западнее Ахтырки скрытно перебрасываются и сосредотачиваются 7-я, 11-я, 19-я танковые, 10-я моторизованная дивизии, моторизованная дивизия СС «Великая Германия», а также 51-й и 52-й отдельные батальоны тяжелых танков «тигр»3. Вражеская ударная танковая.

Группировка имела до 400 танков и штурмовых орудий, насчитывала свыше 16 тысяч солдат и офицеров и более 260 орудий и минометов.

План немецко-фашистского командования заключался в том, чтобы из района Ахтырки нанести сильный контрудар по войскам 27-й армии Воронежского фронта в общем направлении на Ахтырку, Богодухов, Золочев, выйти в тыл войскам Степного фронта на рубеж Золочев, Казачья Лопань в 30 км севернее Харькова, нанести поражение войскам Степного фронта и тем самым сорвать освобождение Харькова советскими войсками.

Наступление немецко-фашистских войск в направлении Богодухов началось в 8 часов 30 минут 18 августа. После короткой интенсивной артиллерийской подготовки и массированных ударов бомбардировочной авиации противник силами трех танковых и двух моторизованных дивизий наносит контрудар по войскам 27-й армии и захватывает город Ахтырку. Продолжая развивать наступление в восточном направлении на Богодухов, противник, используя численное превосходство, в первый день своего наступления на узком фронте продвинулся на глубину 24 км.

Оценив создавшееся положение в полосе Воронежского фронта, Ставка ВГК немедленно передает ему 47-ю и 4-ю гвардейскую армии.

4-я гвардейская армия в составе шести дивизий и одного танкового корпуса находилась на марше. В голове колонны армии двигалась 7-я, а за ней 8-я гвардейская воздушно-десантные дивизии 20-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Н. И. Бирюкова.

Командующий Воронежским фронтом поставил задачу 4-й гвардейской армии: не позднее середины дня 18 августа развернуться на рубеже Высокое, Новая Одесса в 20 км западнее Богодухова и с ходу организованно встретить вражеские танки и его мотопехоту, не допустив дальнейшего продвижения в восточном направлении на Богодухов. В последующем быть готовыми для наступления. Выполнение этой задачи командующий армии возложил на 20-й гвардейский стрелковый корпус, части которого находились от рубежа развертывания в 10—12 км. В предвидении возможного встречного боя командир 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии генерал-майор М. Г. Микеладзе при организации марша усилил каждый воздушно-десантный полк одним дивизионом 10-го гвардейского артиллерийского полка и одной батареей 8-го отдельного гвардейского истребительно противотанкового дивизиона.

7-я гв. ВДД, продолжая марш, в 14 часов 45 минут 18 августа первая развернулась на рубеже Высокое, Прокопенко, а через 30 минут всеми своими полками завязала ожесточенный бой с наступающими частями 7-й немецкой танковой дивизии.

Левее, на рубеже Прокопенко, Новая Одесса, развернулись части 8-й гв. ВДД, которые вступили в бой с наступающими частями 10-й моторизованной дивизии гитлеровцев.

Враг силами 90 танков и штурмовых орудий и 45 бронетранспортеров с мотопехотой пытался с ходу опрокинуть полки 7-й гв. ВДД. Гвардейцы-десантники решительно и смело вступили в ожесточенный бой.

Отважные артиллеристы и бронебойщики подпускали фашистские танки, штурмовые орудия и бронетранспортеры на прямой выстрел и метким огнем уничтожали вражеские машины, а стрелки-десантники и пулеметчики точным огнем отсекали фашистскую пехоту от своих танков, нанося ей большой урон. Там, где создавалась критическая обстановка, отважные гвардейцы смело вступали в бой с прорвавшимися танками противника, уничтожая вражеские машины противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью.

Одна за другой пять сильных атак были успешно отбиты. Бой длился до глубокой ночи и утих только перед рассветом. Врагу не удалось продвинуться в восточном направлении. Полки и батальоны 7-й гв. ВДД прочно удерживали занимаемые позиции. В полосе соседней 8-й гвардейской воздушно-десантной дивизии противник также не смог достичь своей цели.

утра 19 августа противник возобновил свои ожесточённые атаки. Против 18-го и 21-го гвардейских воздушно-десантных полков враг одновременно бросил в бой более 40 танков и штурмовых орудий и до полка мотопехоты на бронетранспортерах. Фашистская пехота и танки были встречены сильным огнем 76-мм пушечных батарей 1-го и 2-го дивизионов 10-го гвардейского артиллерийского полка и двумя 45-мм батареями 8-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона.

При отражении одной из вражеских атак погиб смертью героя командир 8-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона гвардии майор Е. П. Шабалин. В этом тяжелом бою большую помощь 7-й гв. ВДД оказали летчики-штурмовики 2-й воздушной армии. Они меткими бомбоштурмовыми ударами наносили противнику большие потери, поддерживая наши наземные войска. В результате, части 7-й немецкой танковой дивизии были вынуждены приостановить свое наступление. Предпринятые противником в течение дня повторные атаки также успеха не имели. Враг потерял, 10 танков, из них два «тигра» и 6 бронетранспортеров.

В ночь на 20 августа подошли и заняли позиции в боевых порядках 7-й и 8-й гвардейских воздушно-десантных дивизий части 3-го гвардейского танкового корпуса 4-й гвардейской армии. Это значительно укрепило нашу оборону.

Однако враг не отказался от своей цели прорваться к Богодухову и далее на восток. Немецко-фашистское командование усилило свою группировку и с утра 20 августа ввело в бой свежую 11-ю танковую дивизию. Юго-восточнее Ахтырки вновь разгорелись ожесточенные бои.

В конце дня 20 августа на узком участке фронта на правом фланге 7-й гв. ВДД противник сосредоточил до 40 танков и до полка мотопехоты на бронетранспортерах и при поддержке бомбардировочной авиации предпринял массированный удар по позициям 18-го и 21-го воздушно-десантных полков.

Гитлеровцы не сомневались в успехе. Но советские воины не дрогнули. Гвардейцы-десантники при тесном взаимодействии с танкистами отважно вступили в ожесточенную схватку с врагом. Бой принял упорный характер и утих только к исходу 20 августа. Попытка противника прорваться через боевые порядки 18-го и 21-го воздушно-десантных полков под командованием подполковника 3. Т. Дерзияна и подполковника И. И. Павлова окончилась провалом.

Воспользовавшись некоторой пассивностью противника на левом фланге дивизии, генерал М. Г. Микеладзе решил контратаковать его силами 29-го гвардейского воздушно-десантного полка при поддержке 3-го дивизиона 10-го гвардейского артиллерийского полка, 3-й батареи 8-го гвардейского отдельного истребительно-противотанкового дивизиона и улучшить положение своих войск.

21 августа в 2 час. 30 мин. после 15-минутного огневого налета всей артиллерии дивизии гвардейцы-десантники под командованием командира полка майора Г. В. Кочеткова стремительно ворвались в совхоз Ударник, находившийся в 15 км юго-восточнее Ахтырки, и овладели этим важным опорным пунктом противника. Оправившись от внезапной ночной атаки, гитлеровцы сосредоточили до 30 танков и штурмовых орудий, мотопехоту на бронетранспортерах и вновь перешли в наступление.

Особенно сильные атаки враг предпринял против 1-го и 2-го батальонов гвардии капитанов И. П. Чехова и И. С. Гудименко, которые оборонялись на северо-западной, западной и юго-западной окраинах совхоза. Фашистские танки, среди которых были и огнеметные, ворвались на позиции полка. Вражеские машины кружились над отдельными наскоро отрытыми ячейками, выжигая там все живое. Казалось, что противник сломил сопротивление поредевших подразделений. Но разорванная оборона все равно смыкалась и гвардейцы десантники отбрасывали гитлеровцев.

В бой с врагом вступили все имеющиеся в полку средства. Так, бронебойщики сержант В. Глазков и рядовой В. Лемеш из противотанковых ружей подбили по одному танку и уничтожили огнем своих автоматов 10 гитлеровских солдат. В разгар боя выбыл по ранению командир 2-го батальона гвардии капитан Е. С. Гудименко. В этот ответственный момент гвардейцы-десантники услышали громкий голос: «Ребята! Покажем фашистским «тиграм» путь в преисподнюю! » Затем раздался взрыв, за ним второй. Два вражеских танка остановились и загорелись, подбитые противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью.

Когда противник был отброшен, воины батальона откопали раненых и засыпанных землей советских воинов, подбивших фашистские танки. Это были сибиряк лейтенант Федор Березовский и уралец комсорг батальона Дмитрий Иванович Фукалов. Воины герои были отправлены в медико-санитарный батальон, где им была оказана медицинская помощь. Но это произошло после боя, а пока накал борьбы все возрастал.

Продолжая наступление, противник стремился ворваться в совхоз с тыла, но это ему не удалось. Вдоль его восточной окраины успели занять оборону подразделения 3-го батальона под командованием опытного офицера майора М. П. Тараканова. Вражеские атаки не ослабевали. В результате фашисты обошли совхоз со всех сторон и начали сжимать кольцо окружения. Воины полка стойко обороняли занимаемые рубежи, умело отражали атаки гитлеровцев. Особенно отличились бронебойщики и артиллеристы истребительно-противотанковой батареи полка, находившиеся в боевых порядках 1-го и 2-го батальонов. Они смело подпускали вражеские танки и бронетранспортеры на 100—150 м, а затем метким огнем из противотанковых ружей и орудий уничтожали их. Отважно действовали десантники других подразделений. Они отсекали огнем стрелкового оружия гитлеровскую пехоту от танков и бронетранспортеров и уничтожали солдат и офицеров противника. В выполнении этой задачи умело действовал пулеметный взвод 1-го батальона под командованием старшего сержанта Н. Л. Калмыкова. В результате тяжелого трехчасового боя воины полка подбили и сожгли 9 танков врага, в том числе два «тигра», одно штурмовое орудие «фердинанд», и вывели из строя более 150 солдат и офицеров противника. При этом один «тигр» и штурмовое орудие «фердинанд» были уничтожены огнем из противотанковых ружей с расстояния 15—20 м.

Сотни гвардейцев отличились в боях за совхоз «Ударник». Поведуем об одном из них — комсорге 29-го полка капитане Тарине Александре Николаевиче. Он пришел в полк закаленным воином, имея опыт борьбы с врагом на Ленинградском и Волховском фронтах.

Когда фашисты окружили 29-й полк, группа солдат во главе с капитаном Тариным оказалась отрезанной от основных его сил.

Укрывшись в каких-то развалинах, группа до вечера отбивала вражеские атаки. В ходе боя Тарин был ранен в грудь осколком снаряда и очнулся только поздно вечером. Никого вокруг не обнаружив, он пополз на восток, имея при себе только пистолет.

Пробираясь в высокой траве, капитан буквально уткнулся и залегшего фашиста. Тот — то ли разведчик, то ли часовой — сперва растерялся, потом стал отталкивать, пытаясь развернуть свой автомат. Однако Тарин, держа и руке пистолет, успел первым выстрелить.

Забрав его документы, он пополз дальше. На рассвете его в бессознательном состоянии подобрали дивизионные разведчики. Они с трудом разжали пальцы капитана, сжимавшие забитый землей пистолет. В послевоенные годы Александр Николаевич перешел на партийно-советскую работу, ныне он ведет большую патриотическую работу среди молодежи.

Теряя боевые машины и живую силу, противник не прекращал атак. Одной из групп вражеских танков удалось создать непосредственную угрозу командному пункту. Командир полка гвардии майор Г. В. Кочетков, продолжая твердо управлять батальонами, организовал оборону командного пункта, при защите которого он погиб как герой. За героизм, проявленный в бою, он посмертно был награжден орденом Отечественной войны 1 степени.

В командование полком вступил командир 3-го батальона майор М. П. Тараканов. Поредевшие батальоны с трудом отражали непрерывные атаки эсэсовцев. Кольцо окружения затягивалось все туже. Обстановка была крайне сложной. Фашистские танки с мотопехотой ворвались на северо-западную окраину совхоза «Ударник», потеснили роты 1-го батальона и оказались в 150— 200 м от командного пункта, где хранилось гвардейское Знамя части. Рота автоматчиков, взвод разведки и весь личный состав штаба полка заняли круговую оборону, сдерживая превосходящие силы врага.

В создавшейся обстановке нужно было любой ценой спасти полковое знамя. Майор М. П. Тараканов приказал выполнить эту задачу старшему врачу полка капитану медицинской службы М. И. Медведевой, старшине А. Д. Юрьеву и двум автоматчикам. Группа получила задачу: под прикрытием пулеметного и минометного огня прорваться через вражеское кольцо окружения и доставить Знамя в штаб дивизии, который находился на высоте в 2 км восточнее совхоза «Ударник».

Прикрывая знаменосцев, 120-мм минометная батарея и пулеметчики 3-го батальона открыли сильный огонь по врагу. Группа начала быстро удаляться от боевых порядков полка в восточном направлении. Однако гитлеровцы заметили перебегающих советских воинов. Вражеский танк на полном ходу устремился за ними. Увидел это и исполнявший обязанности командира полка майор М. П. Тараканов. Он ближе всех был к настигающему группу фашистскому танку. Под руками у командира полка не было ни гранат, ни бутылки с горючей смесью, а медлить было нельзя. И тогда коммунист М. П. Тараканов бросился наперерез идущему фашистскому танку, отвлекая на себя вражескую машину.

Действиями советского офицера вражеские танкисты были дезориентированы. Они приняли его за желающего сдаться в плен. Экипаж танка потерял из виду группу, спасавшую Знамя. Ей удалось добежать до небольшой рощи, выйти из окружения и сдать Знамя полка в штаб дивизии. Так, ценой своей жизни, гвардии майор М. П. Тараканов обеспечил вынос с поля боя гвардейское Знамя части. Он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

В спасении Знамени велика заслуга и старшего врачи полка М. И. Медведевой. От нее потребовалось большое мужество в этой сложившейся обстановке боя выполнить поставленную перед ней трудную задачу — сохранить Знамя и вынести его в безопасное место. Она была награждена за это орденом Красной Звезды. Марина Ивановна прошла с полком до конца войны. В послевоенное время она возглавила кафедру Курского медицинского института, стала доктором медицинских наук, пополнив ряды ученых — медиков.

Во время этих событий командир 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии генерал М. Г. Микеладзе и командующий артиллерией соединения подполковник А. Ф. Коваль, находясь в расположении 21-го полка, готовили прорыв вражеского кольца, сжимавшего 29-й полк. В соответствии с разработанным планом прибывшая на усиление дивизии 10-я минометная бригада РВГК произвела в 10 часов 21 августа мощный 10-минутный огневой налет по боевым порядкам противника. Подразделения 21-го гвардейского воздушно-десантного полка под командованием подполковника И. И Павлова совместно с 8-м отдельным истребительно-противотанковым артиллерийским дивизионом соединения при поддержке танкистов 3-го гвардейского танкового корпуса перешли в наступление, к 11 часам сломили сопротивление противника и соединились с 29-м полком. Важнейший опорный пункт — совхоз «Ударник» был удержан отважными советскими воинами. Враг понес здесь большие потери, но 29-й гвардейский воздушно-десантный полк не досчитался многих гвардейцев. Полк вышел из окружения в составе 723 человек.

В 12 километрах от Ахтырки, на месте, где была расположена центральная усадьба совхоза «Ударник», там, где полив украинскую землю своею кровью, навеки почили сыновья многих народов нашей Отчизны, сооружен мемориальный комплекс — Курган Боевой Славы. На вершину Кургана взошла и закаменела в глубоком раздумье Мать. А перед ней — ее сыновья — те, кто пал здесь, на этом поле.

Мемориал сооружен по проекту скульптора Н. Дерегуса и архитектора Б. Бердника на средства колхозов имени 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции, имени Горького, имени Постышева и имени Крупской. В торжественной обстановке в присутствии большого количества трудящихся мемориал был открыт в октябре 1966 г.

С тех пор не зарастает тропа к этому священному месту. Здесь в День Победы ежегодно собираются ветераны войны, отдают почести погибшим, рассказывают молодежи, как сражались и побеждали их отцы и деды.

В ночь на 22 августа подошли и развернулись левее 20-го гвардейского стрелкового корпуса 69-я и 80-я гвардейские стрелковые дивизии 21-го гвардейского стрелкового корпуса, а утром 22 августа 4-я гвардейская армия возобновила наступление. Юго-восточнее Ахтырки вновь разгорелись ожесточенные бои. Моторизованные соединения противника оказывали упорное сопротивление советским войскам, опасаясь выхода их к реке Ворскла в районе Котельвы и захвата оборудованных на ней переправ. Однако все попытки врага остановить продвижение левофланговых дивизий армии были безуспешными.

Во второй половине дня 22 августа в направлении населенного пункта Хухря нанес удар и 3-й гвардейский танковый корпус, в результате чего 19-я танковая дивизия гитлеровцев вынуждена была отойти на южную окраину Ахтырки, а 7-я танковая дивизия, упорно сопротивляясь, начала отступать в юго-западном направлении.

Соседняя справа 27-я армия, развивая наступление, завязала бои в северо-восточной части Ахтырки. Планы врага прорваться к Богодухову оказались неосуществленными.

За пять дней ожесточенных боев ахтырская танковая группировка противника потеряла подбитыми и сожженными 180 танков и штурмовых орудий. Весомым был вклад в эту победу и 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Успешные действия дивизии в ходе встречных боев юго-восточнее Ахтырки стали возможны благодаря быстрому развертыванию частей дивизии и умелому построению ее боевых порядков. Важную роль сыграло и своевременное введение в бой вторых эшелонов, гибкое маневрирование силами и средствами, умение вести бой в окружении, осуществлять быстрые отходы и контратаки. Исключительно большое значение имели стойкость, упорство и массовый героизм всего личного состава ДИВИЗИИ, умелое руководство боевыми действиями со стороны командиров воздушно-десантных и артиллерийских подразделений и частей.

В ходе преследования врага, решительно продвигаясь вперед, части дивизии широко применяли обходы в охваты опорных пунктов противника.

После завершения Белгородско-Харьковской наступательной операции войска Воронежского и Степного Фронтов начали общее наступление по освобождению Левобережной Украины от немецко-фашистских захватчиков. Основные усилия войск этих фронтов были направлены на то, чтобы не допустить планомерного отхода соединений вермахта за Днепр, лишить врага возможности остановить наступление Советской Армии.

7 я гвардейская воздушно-десантная дивизия имела задачу наступать в направлении города Котельвы. В целях принятия правильного решения командованию дивизии и вышестоящим штабам требовались последние данные о противостоящем противнике. Для этого во вражеский тыл из разведывательной роты дивизии была направлена группа в составе пяти человек под командованием гвардии старшего сержанта Н. Лобача, отважного разведчика, сибиряка-охотника, большого мастера по захвату вражеских «языков». Группе была поставлена задача; захватить пленного и доставить его в штаб дивизии.

Разведгруппа скрытно пробралась в тыл к противнику, захватила пленного и доставила его по назначению. Пленный принадлежал к 7-й немецкой танковой дивизии. Одновременно разведчики 18-го гвардейского воздушно-десантного полка во главе с помощником начальника штаба капитаном Г. А. Кулиничем также захватили пленного, принадлежавшего к той же дивизии противника. Таким образом, активная деятельность разведки позволила командиру и штабу дивизии уточнить силы врага в полосе предстоящего наступления, что способствовало более четкой организации дальнейших боевых действий.

Утром 24 августа после авиационной и артиллерийской подготовки части 7-й гв. ВДД нанесли удар по врагу. Развивая наступление, 21-й и 18-й гвардейские воздушно-десантные полки завязали упорные бои за село Хухря южнее Ахтырки и севернее Котельва. В тот же день, следуя из 47-й армии в 4-ю гвардейскую армию, в штаб 7-й дивизии прибыл представитель Ставки Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Заслушав обстановку в полосе наступления дивизии, он приказал передать распоряжение командиру 3-го гвардейского танкового корпуса о нанесении удара в южном направлении с теми чтобы отрезать отходившие части противника от реки Ворскла. Приказ был передан в штаб 3-го гвардейского танкового корпуса. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков дал высокую оценку боевым действиям гвардейцев-десантников в бою под Ахтыркой. Позднее в своих воспоминаниях он писал: «В ожесточенном сражении за Ахтырку особо отличились соединения 20-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием гене рала Н. И. Бирюкова, части генерала М. Г. Микеладзе ... ».

Продолжая развивать наступление в южном направлении вдоль левого берега реки Ворскла, части 7-й гв ВДД к утру 26 августа подошли к северо-западной окраине города Котельва и завязали упорные бои с частями 7-й немецкой танковой дивизии. Левее на северо-восточной окраине города в бой с врагом вступили части 8-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

27 августа, для развития успеха левее 20-го корпуса, были введены в бой 68-я и 69-я гвардейские стрелковые дивизии 21-го гвардейского стрелкового корпуса в общем направлении на Котельва, Опошня. Это позволило 7-й гв. ВДД развернуться на запад и форсировать реку Ворскла в районе юго-западнее Хухря. Наращивая ударить по врагу, части дивизии в тесном взаимодействии с частями 3-го гвардейского танкового корпуса с утра 7 сентября завязали ожесточенные бои за крупный населённый пункт Батьки.

Па этом участке противник силами 7-й танковой дивизии пытался активно контратаковать, но безуспешно.

при отражении вражеских ударов отличился 3-й батальон 21-го гвардейского воздушно-десантного полка под командованием гвардии капитана Д. П. Плохотникова. Советские десантники в течение дня отразили несколько сильных вражеских контратак и не пропустили противника через свои боевые порядки.

До последних чисел сентября 1943 г. части 7-й дивизии, преодолевая упорное сопротивление противника, продолжали освобождать территорию Полтавской области, продвигаясь в юго-западном направлении на Великая Багачка южнее Миргорода, Глобино, город Градижск. Тепло и радостно встречали советские войска жители Полтавщины, оказывая нашим частям всевозможное содействие.

Отходя к Днепру, гитлеровцы сжигали все населенные пункты, основные дороги минировали, часто контратаковали. Солдаты и офицеры наступающих частей своими глазами видели следы тактики «выжженной земли на Левобережной Украине, узнавали о зверствах фашистов из сообщений газет, бесед агитаторов и политработников. Это еще больше усиливало ненависть к врагу, звало на быстрейший разгром фашистских войск.

Продолжая преследование отходившего противника, части 7-й гв. ВДД встречали все возрастающее сопротивление врага. Так, в последних числах сентября противник силами 8—10 танков с мотопехотой на бронетранспортерах нанес удар по левофланговому 29-му воздушно-десантному полку, которым теперь командовал гвардии подполковник К. М. Шухин, а его заместителем по политчасти был майор Д. И. Чепак.

Батальоны 29-го полка быстро заняли оборону и открыли сильный огонь из всех видов оружия. Завязался упорный огневой бой. Внимательно следя за развивающимися событиями, командир дивизии генерал М. Г. Микеладзе решил усилить 29-й гвардейский воздушно-десантный полк своим противотанковым резервом и пере бросил туда 8-й отдельный гвардейский истребительно-противотанковый дивизион под командованием гвардии майора М. Д. Иремашвили.

Прибыв в расположение 29-го полка, гвардейцы истребители танков по приказу командира дивизиона на ходу развернули на прямую наводку 12 45-мм противотанковых орудий и открыли огонь по вражеским танкам и бронетранспортерам. В результате оперативных действий стрелковых подразделений и артиллеристов вражеская контратака была отбита. Противник потерял 5 танков и 4 бронетранспортера подбитыми и отошел в юго-западном направлении.

Продолжая отбрасывать части 7-й немецкой танковой дивизии, гвардейцы-десантники 7-й гв. ВДД в ночь на 29 сентября 1943 г. скрытно подошли к небольшому районному центру городу Градижск, который находился в 900 метрах от берега Днепра. Решительной атакой полки соединения с ходу ворвались в Градижск и овладели им. Так закончились бои на истерзанной, сожженной и политой кровью земле Полтавщины. Части 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии подошли к Днепру.