Парафило
Терентий
Михайлович

Морпех №1
Десантник №1

ОСВОБОЖДАЯ МОЛДАВИЮ И РУМЫНИЮ.

После успешного завершения Уманско-Ботошанской наступательной операции 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия 18 апреля 1944 г. была возвращена в свой 20-й гвардейский стрелковый корпус. Соединения корпуса, так же как и другие войска 2-го Украинского фронта, с апреля по август 1944 г. перешли к обороне, вели бои местного значения и готовились к новому наступлению.

Части 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии заняли оборону от Бравачаны до Миток на 10-километровом фронте с передним краем по северному берегу реки Реут северо-западнее Оргеева, имея в первом эшелоне 18, 21 и 29-й гвардейские воздушно-десантные полки, усиленные каждый дивизионом 10-го гвардейского артполка. В резерве дивизии находился 8-й отдельный гвардейский истребительно-противотанковый дивизион и учебный батальон.

Началась каждодневная работа по созданию глубокой, многополосной обороны полевого типа. В организации обороны большое внимание было уделено системе огня. Все орудия батальонной и полковой, а также дивизионной артиллерии были поставлены для ведения огня прямой наводкой по танкам, штурмовым орудиям и бронетранспортерам противника. Находясь в обороне, гвардейцы-десантники всех трех полков отрыли окопы и приступили к оборудованию первой сплошной траншеи полного профиля. Основные и запасные командные пункты батальонов, полков и дивизии располагались так, чтобы было обеспечено надежное и непрерывное управление подразделениями и частями соединения. Одновременно саперные подразделения устанавливали проволочные заграждения и минные поля, особенно на танкоопасных направлениях. Занимаемая полоса обороны уже через 10 суток была довольно плотной.

В оборонительный период важная роль принадлежала сбору и изучению данных о составе, положении, состоянии войск противника, а также добывание и изучение сведений о местности в полосе предстоящих боев частей дивизии. Организатором обеспечения этого сложного и исключительно важного вида военных действий являлось разведывательное отделение штаба дивизии и его начальник, гвардии майор Громов Л. М. Основным источником добываемой информации о противнике были донесения штабов полков и постов наблюдения 9-й разведывательной роты. Активные действия разведчиков обеспечивали условия для полноценной оперативно-тактической работы штаба дивизии.

Для подтверждения имевшихся данных нужны были пленные. В конце апреля разведчикам роты Царева была поставлена задача захватить языка и выявить систему огня. Операция по захвату языка была проведена в ночь на 25 апреля. Разведчикам удалось захватить одного пленного, который принадлежал к 39-й немецкой пехотной дивизии. Он же показал, что левее их занимают оборону части 14-й танковой дивизии.

Однако и противник вел активную разведку. В конце апреля 1944 г. гвардии ефрейтор 10-го гвардейского артиллерийского полка, восемнадцатилетняя девушка-связист Лидия Ситарская ранним утром тянула телефонный провод от штаба 10-го артполка к наблюдательному пункту, который находился на безымянной высоте в 600 метрах от окраины села у реки Савранка. Местные жители предупредили связистку, что в деревне находится вражеская разведгруппа. Однако гвардии рядовая Л. Ситарская не растерялась, а отважно вступила в единоборство с фашистскими разведчиками. В результате трое вражеских солдат были уничтожены, а двое взяты в плен и доставлены в штаб полка.

За проявленные смелость и отвагу гвардии ефрейтор 10-го гвардейского артиллерийского полка 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Лидия Васильевна Ситарская была награждена орденом Славы 3-й степени.

В свои юные годы ей пришлось пережить страшные дни немецкой неволи. «Я, — писала она в марте 1945 г. в свою дивизионную газету, — до сих пор слышу стоны харьковчан. Никогда мне не забыть разгула немецких орд на улицах родного города. С сердцем, переполненным гневом и ненавистью, я уходила на фронт. Полтора года я, будучи связисткой, помогала артиллеристам громить ненавистного врага. Но я всегда говорю — сделано мной еще очень мало. Я приложу все силы, чтобы в грядущих боях выполнить свой долг еще лучше. Все свои силы отдам на служение народу, во имя нашей победы».

Л. В. Ситарская с честью сдержала свое обещание, всегда была на переднем крае, проявляя при этом мужество и отвагу. После окончания Великой Отечественной войны Л. В. Ситарская успешно закончила мединститут, в дальнейшем защитила кандидатскую диссертацию. В настоящее время живет и работает в Харькове, активно участвует в военно-патриотической работе.

Продолжая совершенствовать оборонительные позиции, части 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии занимались боевой и политической подготовкой. В первых числах июня 11944 г. дивизия получила пополнение личного состава и насчитывала 8 тыс. солдат и офицеров. Это предъявляло повышенные требования к проведению как боевой, так и политической подготовки.

Политотдел дивизии во главе с начальником полковником В. И. Бабич активизировал всестороннюю работу по мобилизации личного состава на разгром фашистских захватчиков. В июне проводились отчетно-выборные партийные собрания в подразделениях. В отчетах партбюро анализировалась авангардная роль коммунистов в проведенных боях. Одновременно назывались имена недисциплинированных коммунистов. Имели место утери партийных билетов. Вскрывались недостатки внутрипартийной работы партийного бюро. Принимаемые решения требовали от коммунистов использовать наступившую паузу в боевых действиях для изучения своего оружия и умения вести эффективный огонь, готовить себя для действий за пределами Родины.

Политические занятия тесно увязывались с решаемыми задачами. Например, на одном из занятий в ротах 3-го батальона 29-го гвардейского воздушно-десантного полка о воинской дисциплине проводилась прямая связь с результатами накануне проведенных стрельб из личного оружия. Приводили пример с рядовым Колесником, который плохо стрелял. Это, по мнению руководителя занятий младшего лейтенанта Малыхова, произошло потому, что он часто нарушает дисциплину. В заключение было сказано: «Кто четко и точно выполняет приказ — тот одерживает победу».

Политотдел дивизии активно вникал во все стороны жизни и боевой деятельности войск. Особое внимание обращалось на работу с новым пополнением, большинство которого — призывники с ранее оккупированной территории.

Одновременно не прекращалась боевая подготовка частей и подразделений 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизий. Вновь прибывшие молодые воины обучались стрельбе из личного оружия, тактике ведения наступательного боя в составе отделения, взвода и роты. За время пребывания в обороне совершенствовались формы боевой подготовки. В масштабе 20-го корпуса был создан на основе объединения учебных батальонов трех дивизий сводный учебный полк по подготовке младших командиров. Командиром этого полка был назначен опытный офицер заместитель командира дивизии гвардии полковник 3. Т. Дерзиян. Занятия с будущими командирами отделений проводили командиры полков, их заместители по строевой части и офицеры-политработники политотдела дивизии. Сборы по обучению младшего командного состава дали хорошие результаты. Все дивизии получили хорошо обученный младший командный состав.

В ходе подготовки новой наступательной операции на 2-м Украинском фронте была проведена перегруппировка войск. В частности 4-я гвардейская армия сдала оборонительную полосу 20-го корпуса частям 53-йармии и приняла еще большую полосу от 52-й армии. 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия была выведена в резерв армии в район Вережени в 30 км северо-западнее Оргеева.

Сосредоточившись к 24 июля в указанном районе, части дивизии продолжали заниматься боевой и политической подготовкой. Отрабатывались темы: прорыв обороны и преследование отходящего противника в условиях горно-лесистой местности. Гвардейцы-десантники учились преодолевать препятствия при помощи перекидных мостиков, штурмовых лестниц и других простейших средств. Саперы обучали воинов дивизии навыкам саперного дела.

Широкое распространение в дивизии получило снайперское движение под девизом: каждому гвардейцу — боевой счет. Для подготовки отличных стрелков была организована школа (краткосрочные курсы). Ее возглавил лучший снайпер дивизии командир взвода 29-гогвардейского воздушно-десантного полка гвардии лейтенант С. Климчук. Интересно, что участниками снайперского движения стали воины разных национальностей. Так, на дивизионный слет снайперов от 29-го полка прибыли: грузин Василий Акулашвили, молдаване Иван Папца и Митрофан Войт, украинцы Иван Стратиенко, Илья Трегубчак, Петр Рябовол, Иван Слободяник, узбек Жумбай Раджабов. Все они — ученики сына русского народа Степана Климчука, который с любовью передавал свой опыт и знания молодым снайперам, а они изо дня в день умножали личный счет убитых гитлеровцев.

Дивизионная газета широко освещала передовой опыт отдельных снайперов, помещала на своих страницах их портреты, посвящала солдатские стихи. Так, например, о кавалере ордена Славы снайпере Сухане Иване Николаевиче газета писала:

«Он гвардейский горячий пыл

Закалил в огне и дыму.

Он одиннадцать немцев убил,

Легче стало на сердце ему».

Продолжалась активная политико-воспитательная работа. Офицеры-политработники все время находились в полках и отдельных подразделениях дивизии, мобилизуя личный состав, особенно молодых воинов, на отличное выполнение заданий командования. За время пребывания в обороне значительно выросли партийная и комсомольская организации. Положительные результаты в этом отношении имелись в 18-м гвардейском воздушно-десантном полку, парторгом которого был капитан Г. Т. Падалка.

В ходе предшествовавших боевых действий в дивизии сложилась хорошо организованная и технически оснащенная служба тыла во главе с заместителем командира по тылу полковником интендантской службы Г. Н. Савеловым. В июле 1944 г. для тыловых служб соединения наступило особенно горячее время. Оружие, боевая техника, транспортные средства дивизии прошли технический осмотр и были приведены в хорошее состояние. Были накоплены значительные запасы боеприпасов, горючего, продовольствия и фуража.

Высоко дисциплинированной и сплоченной воинской частью был 4-й отдельный гвардейский медико-санитарный батальон под командованием майора медицинской службы П. И. Семенова. Одна из основных функций воинов-медиков заключалась в своевременном оказании раненым квалифицированной медицинской помощи, С этой задачей успешно справлялся коллектив операционно-перевязочного отделения, который возглавлял ведущий хирург батальона майор медицинской службы В. Г. Кабыщанов. В сложных хирургических операциях ему помогали хирурги Ильин В. А., Колдобский С. 3., Тихий А. Ф. Старшими операционными (хирургическими) медицинскими сестрами были лейтенанты медицинской службы Гладкова М. А. и Мешалкина А. И.

О героическом труде воинов-медиков говорит тот факт, что в медсанбате оперировалось около 50 % поступивших раненых, нуждавшихся в хирургической помощи. Остальные поступали в подвижные хирургические полевые госпитали. В сложных условиях боевой обстановки медсанбат 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, как это имело место и в других соединениях, принимал 400 и более раненых и больных в сутки, своевременно и квалифицированно оказывая им медицинскую помощь.

Отважно и мужественно действовали санитары и санитарки в ротах, батальонах, батареях и дивизионах всех полков. Как бы ни была тяжела обстановка на поле боя, воины-санитары всегда находились там, где ждали помощь раненые. Ни свист пуль, ни разрывы снарядов и мин не могли остановить их. Велика заслуга в оказании первой помощи раненым командиров санитарных взводов батальонов. Они не только организовывали эвакуацию раненых на полковой медицинский пункт, но и лично выносили их с поля боя. Особенно отличались младшие лейтенанты медслужбы Кудашкин Ф. Д., Рыбчинский Д. Д. Интересна послевоенная судьба Федора Давыдовича Кудашкина. Коммунист Кудашкин был направлен в органы госбезопасности, где ему было присвоено воинское звание генерала, и закончил он жизненный путь в должности заместителя начальника комитета госбезопасности Азербайджанской ССР.

Неутомимыми тружениками и организаторами медицинской службы в частях были полковые врачи, такие как Медведева М. И., Гроховский Д. и другие.

За время нахождения в обороне, а затем в резерве армии части 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии значительно пополнились людьми и боевой техникой, материальными средствами, необходимыми для ведения боевых действий.

К середине августа 1944 г. они были готовы к решению сложных боевых задач, возникших в ходе Ясско-Кишиневской наступательной операции. Целью ее являлся разгром основных сил группы армий «Южная Украина», завершение освобождения Советской Молдавии и в последующем — наступление в глубь Румынии.

Выполнение этой ответственной задачи Ставка ВГК возложила на войска 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией.

Войска 2-го Украинского фронта имели основную задачу: прорвать вражескую оборону северо-западнее Ясс, овладеть городами Бакэу, Васлуй, Хуши, захватить переправы через Прут на участке Хуши, Фэлчиу и совместно с 3-м Украинским фронтом разгромить ясско-кишиневскую группировку противника, не дав ей отойти на Бырлад, Фокшаны.

3-я гвардейская армия, находясь в составе 2-го Украинского фронта, получила задачу: продолжать обороняться на прежнем рубеже до тех пор, пока соединения 52-й армии не овладеют городом Яссы. После этого войска армии предполагалось ввести в бой и наступать вдоль восточного берега реки Прут на Унгены, с задачей отрезать противнику пути отхода к переправам через Прут.

20 августа оба фронта начали наступление. В ходе упорных боев войска 2-го Украинского фронта прорвали вражескую оборону, отразили контрудар противника и 21 августа освободили город Яссы.

На следующий день вдоль восточного берега реки Прут перешли в наступление главные силы 4-й гвардейской армии. Продолжая наступление, подвижные соединения 2-го и 3-го Украинских фронтов вечером 23 августа вышли с запада и востока к реке Прут в районе Псово, завершив окружение ясско-кишиневской группировки противника. В кольце оказалось восемнадцать вражеских дивизий.

Хотя подвижные ударные группировки и соединились, но плотного окружения ни на внутреннем, ни на внешнем фронте ещё не было. Этим незамедлительно воспользовался противник. Часть войск вражеской группировки устремилась к западному берегу реки Прут в районе Леушени, выйдя, таким образом, на тылы 2-го Украинского фронта.

В этих условиях командующий 2-м Украинским фронтом поставил задачу 4-й гвардейской армии: очистить местность западнее, юго-западнее и южнее Хуши от противника, прорвавшегося из окружения.

Исходя из сложившейся обстановки, командующий 4-й гвардейской армии генерал И. В. Галанин принял соответствующие меры для выполнения поставленной задачи. Так, 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, находившейся в резерве армии в районе Вережени в 70 км от войск первого эшелона армии, было приказано совершить форсированный марш и к утру 28 августа сосредоточиться в районе города Васлуй. В дальнейшем дивизии войти в состав 20-го гвардейского стрелкового корпуса в готовности к боевым действиям против прорывающейся, группировки противника.

К 8 часам 28 августа части дивизии, совершив многокилометровый марш, сосредоточились в городе Васлуй. Уже в 19 часов 28 августа соединению была поставлена новая боевая задача: составляя боковой отряд главных сил 20-го гвардейского стрелкового корпуса, с утра 29 августа совершить марш по маршруту Васлуй, Лунка, Реча, Езеру, Бырлад в готовности отразить возможные удары крупных сил противника, стремившегося прорваться из окружения в юго-западном направлении к реке Серет и далее в Карпаты. Правее 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии по параллельной дороге из Герзешти на Пуешти, Фатачуны совершали марш 5-я гвардейская воздушно-десантная и 80-я гвардейская стрелковая дивизия 20-го корпуса.

Командир 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии полковник Д, А. Дрычкин боевой порядок предстоящего марша построил таким образом, чтобы каждый полк, следующий в походной колонне, смог бы незамедлительно, с ходу развернуться и вступить во встречный бой.

В голове колонны дивизии двигался 21-й гвардейский воздушно-десантный полк со 2-м дивизионом 10-го гвардейского артиллерийского полка и 2-й батареей 8-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона. За 21-м полком следовал 29-й гвардейский воздушно-десантный полк с 3-м дивизионом 10-го артполка и с 3-й батареей 8-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона.

За ними следовал 18-й гвардейский воздушно-десантный полк с 1-м дивизионом 10-го гвардейского артполка и 1-й батареей 8-го отдельного гвардейского истребительно противотанкового дивизиона.

Управление и штаб дивизии двигались между 29-м и 18-м полками. Замыкали колонну тыловые части и подразделения соединения.

Наступило утро 29 августа. Ввиду неясности местонахождения войск противника дивизия имела задачу марш совершать с мерами боевого охранения, тщательно разведывая окружающую местность и особенно леса юго-восточнее, юго-западнее и южнее Васлуй.

В 6 часов 30 минут в лес юго-восточнее Васлуй были высланы в трех направлениях три разведывательные Группы дивизионной разведки. В 8 часов с юго-западной окраины города Васлуй по мосту через реку Бырлад выступила головная походная застава 21-го гвардейского воздушно-десантного полка. Вслед за ней начали марш и главные силы 21-го полка.

В 16 часов полковая и дивизионная разведки доложили о наличии небольших групп противника в районе села Лунка в 20 км юго-западнее Васлуй. Командир полка подполковник Павлов И. И. немедленно выслал усиленную разведку, которая в 17 часов доложила, что в селе Лунка противника не обнаружено. Полк продолжал движение по заданному маршруту в южном направлении. При подходе к южной окраине села Лунка головная походная застава была обстреляна с юго-западных скатов высоты 384. Командир полка приказал сходу развернуться, принять боевой порядок и открыть огонь. Три батальона с артиллеристами завязали ожесточенный встречный бой на восточной и северо-восточной окраинах Лунка и Реча с противником, который численностью до 500 солдат и офицеров стремился прорваться в лес, что западнее Лунка. Однако неоднократные атаки врага были отбиты с большими для него потерями. К исходу дня бои на восточной и юго-восточной окраинах Лунка затихли, Противник потерял до 400 солдат и офицеров убитыми и 20 человек пленными.

Опросом пленных было установлено, что это действовал передовой отряд, сформированный из остатков 10-й моторизованной дивизии, имеющей задачу обеспечить главным силам окруженной группировки проход на Пуешти и к реке Серет. Было также установлено, что более 6 тыс. солдат и офицеров 106-й и 258-й пехотных дивизий с 228-й и 236-й бригадами штурмовых орудий 10-й моторизованной дивизии под командованием генерал-майора Шварца сосредоточены в лесу юго-восточнее Васлуй в готовности к действию в этом же направлении.

В то время, когда 21-й полк завязал упорный встречный бой с передовым отрядом противника, 29-й полк быстро развернулся и примкнул правым флангом к 21-му полку на северо-восточной окраине Лунка, а 18-й полк обошел 21-й полк с запада и занял рубеж на опушке леса восточнее Езеру фронтом на юг. Командный пункт дивизии в 20 часов переместился на северо-восточную окраину Лунка. Таким образом, с 20 часов 29 августа части соединения развернулись на 6-километровом фронте в готовности к отражению возможных ночных атак главных сил противника.

Ночь на 30 августа прошла спокойно. Враг не рискнул прорываться через наши боевые порядки. В 6 часов 30. минут после мощного. 10-Минутного огневого налета артиллерии и минометов противник двумя труппами, каждая около 2000 солдат и офицеров, перешел в наступление. Враг имел задачей любой ценой прорваться в юго-западном направлении и выйти в район Пуешти, Езеру, а затем устремиться к реке Серет, до которой оставалось всего 20—25 км.

Несколько фашистских танков и штурмовых орудий, двигавшихся впереди своей пехоты, на ходу открыли орудийный огонь по боевым порядкам 21-го полка. Артиллеристы 21-го и 29-го полков открыли ответный меткий огонь. Два вражеских танка и одно штурмовое орудие загорелись. Однако гитлеровская пехота и танки продолжали наступление, усилив ружейно-пулеметный и минометно-артиллерийский огонь.

Правая (северная) группировка войск противника устремилась в направлении между селами Лунка и Реча, пытаясь прорвать боевые порядки 21-го полка и выйти на Езеру, Пуешти. Гвардейцы-десантники вступили в ожесточенный бой, который периодически переходил в рукопашную схватку. Советские солдаты, сержанты и офицеры стояли насмерть. В результате все атаки фашистов были отбиты.

Также героически сражались и воины 29-го полка. Понеся большие потери, противник, тем не менее, не прекратил попытки прорваться через боевые порядки воинов-десантников. Внимательно проанализировав развивающиеся события, командир полка подполковник И. И. Голод заметил, что атаки на его правофланговый батальон несколько ослабли. Тогда он принимает решение: двумя левофланговыми батальонами контратаковать с севера на юг во фланг и тыл наступающей на 21-й полк группы войск противника. Враг не выдержал сравнительно сильной контратаки с севера и быстро откатился на восток за юго-восточные скаты высоты 384.

Однако через некоторое время вражеская группа до 100 человек при поддержке двух бронетранспортеров внезапно появилась из опушки леса и быстро продвигалась в направлении штаба 29-го полка. К отражению врага приготовились все от ездового до начальника штаба. Стало ясно, что этими силами противника не задержать. Весьма кстати вблизи оказалось 45-мм орудие. Им командовал старший сержант Борис Свистунов, участник многих боев. Орудийный расчет в считанные секунды открыл огонь по немцам, которые уже находились в 150—200 метрах от штаба полка. Меткий огонь отрезвил бегущих и заставил их возвратиться в лес. Были новые попытки отдельных групп вражеских солдат вырваться из котла.

В этот жаркий августовский день бой продолжался 10 часов. В результате было уничтожено 2500 солдат и офицеров, 1200 вражеских солдат и офицеров взято в плен, в том числе был захвачен командующий артиллерией 4-го немецкого армейского корпуса полковник Фельдман. Было также захвачено 2 танка, 3 штурмовых орудия, 160 пулеметов, 2000 винтовок, 70 автомашин и много другой боевой техники 14.

Тяжелые потери были и в 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Среди погибших был и командир 21-го гвардейского воздушно-десантного полка гвардии подполковник Иван Иванович Павлов. Он пал смертью храбрых, когда лично поднял и повел своих десантников в контратаку. После войны прах с телом гвардии подполковника И. И. Павлова был перезахоронен в столице Молдавии в городе Кишиневе.

Не сумев прорваться вдоль дороги из Речи на Езеру и Пуешти, противник оставшимися войсками в 18 часов 30 августа устремился в лес юго-восточнее Езеру, а оттуда двинулся основными силами на Пуешти. Враг никак не предполагал, что на этом участке тоже окажутся советские войска.

В течение 30 августа части 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии двигались по параллельной дороге, идущей западнее Лунка и Речи из Гергешти на Пуешти. Связь между 7-й и 5-й дивизиями отсутствовала, поэтому, услышав в середине дня шум боя восточнее в районе Лунка, Речи, подразделения 16-го и 1-го гвардейских воздушно-десантных полков 5-й дивизии с двумя дивизионами 6-го гвардейского артиллерийского полка ускорили марш и быстро заняли оборону вдоль восточной окраины Пуешти. В 18 часов 45 минут 30 августа эти части встретили колонны вражеских танков и пехоты организованным огнем из всех видов оружия. Враг так и не смог прорваться в Карпаты.

Выполняя приказ командира 20-го корпуса, части 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии с утра 31 августа продолжали марш и к 16 часам 31 августа полностью сосредоточились в районе Фатачуни западнее Бырлад в готовности к дальнейшим действиям.

4 сентября упорные бои по ликвидации вражеской окруженной группировки закончились полной победой советских войск. 18 дивизий противника были уничтожены. В плен взято более 200 тыс. солдат и офицеров. В ходе боевых действий советские войска освободили Молдавскую ССР и Измаильскую область. Из фашистского блока была выведена Румыния, которая объявила войну фашистской Германии.

После разгрома прорывавшихся войск 4-го немецкого армейского корпуса в районе северо-восточнее города Бырлад и завершения Ясско-Кишиневской наступательной операции 4-я гвардейская армия была выведена в резерв Ставки ВГК с целью доукомплектования личным составом и боевой техникой. В дальнейшем планировалось использовать соединения армии на главных стратегических направлениях в составе ударных группировок.

В первых числах сентября 1944 г. 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия получила приказ совершить марш в район города Бырлад, где, погрузившись в поданные железнодорожные эшелоны, головной дивизией 20-го гвардейского стрелкового корпуса и 4-й гвардейской армии отбыть в район города Луцка. В середине сентября части дивизии прибыли к месту назначения.

За время, когда части соединения находились в резерве Ставки ВГК, 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия пополнилась личным составом и боевой техникой. Численность ее была доведена до 7500 человек. В это же время истребительно-противотанковый дивизион дивизии был переформирован в гвардейский самоходно-артиллерийский дивизион. Он получил на вооружение 16 самоходно-артиллерийских установок (САУ-76) и состоял из трех батарей по пяти самоходок в каждой и одной командирской. Эти боевые машины предназначались для непосредственного сопровождения пехоты в бою, выполнения задач артиллерийской поддержки и борьбы с танками противника. Наличие дивизиона самоходных установок значительно усиливало огневые возможности дивизии и позволяло шире осуществлять маневр силами и средствами в ходе боевых действий. Вместе с тем, 45-мм противотанковые орудия оставались в составе полковых противотанковых средств, по одной батарее в каждом воздушно-десантном полку. Шла осень 1944 года. Части 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в течение сентября и октября интенсивно занимались боевой и политической подготовкой. Центральное место в боевой подготовке занимали тактическая подготовка и боевая стрельба из всех имеющихся в дивизии видов оружия. На ротных и батальонных тактических учениях отрабатывались способы прорыва подготовленной многополосной обороны противника. Большое внимание при этом уделялось тесному и непрерывному взаимодействию в звене батальон-артиллерийский и самоходно-артиллерийский дивизион, с которым гвардейцам-десантникам пришлось действовать впервые. На тактических занятиях и учениях воздушно-десантные роты обучались стремительной атаке вражеских укреплений в сопровождении самоходно-артиллерийских установок при поддержке и в сопровождении артиллерийских и минометных батарей в условиях пересеченной местности и ночью.

В ходе отработки способов разгрома противника были проведены тактические учения в масштабе полка с боевой стрельбой всех имеющихся огневых средств в дивизии. Учения показали возросшую одиночную выучку десантников, командный состав продемонстрировал совершенствование навыков в оценке обстановки и самостоятельном принятии решений, управлении войсками.

Организатором тактических учений был штаб дивизии. Офицеры штаба систематически оказывали всестороннюю помощь командирам и штабам полков в проведении различных занятий, всегда находились в непосредственном контакте с частями и подразделениями дивизии. Штаб соединения особое внимание уделял отработке непрерывного управления частями и подразделениями в ходе операции. В результате целенаправленной работы командования, штаба дивизии, всего партийно-политического аппарата значительно возросли морально-боевые качества воинов. Части и подразделения 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии хорошо подготовились к ведению дальнейших боевых действий.