Парафило
Терентий
Михайлович

Морпех №1
Десантник №1

Война вносит коррективы

И. Е. ГУСЕВ - полковник в отставке, бывший начальник штаба 1-й ОБМП

Начальником штаба 1-й ОБМП КБФ я был назначен 17 июня 1941 года - за несколько дней до начала войны. Прибыл в 1-ю ОБМП, представился командиру бригады полковнику Т. М. Парафило и его заместителю полковому комиссару Н. П. Грачеву. От них узнал, что мой предшественник полковник И. И. Кашников еще до моего приезда убыл в другую часть. Обязанности начальника штаба временно исполнял его заместитель майор И. С. Немировский. Приняв от него дела, доложил в штаб КБФ, что приступил к исполнению должности начальника штаба 1-й ОБМП. Ранним утром 22 июня 1941 года штаб бригады получил сообщение о том, что Германия напала на нашу страну. Во всех подразделениях была объявлена боевая тревога. Палатки, в которых летом размещались морские пехотинцы, сразу убрали, а личный состав привели в боевую готовность номер один. Штаб Отдельной бригады морской пехоты всем своим частям отдал распоряжение: рассредоточить и замаскировать подразделения, установить круглосуточное наблюдение за воздухом, продолжать боевую учебу. В то же утро командующий КБФ вице-адмирал В. Ф. Трибуц поставил бригаде задачу: прикрывать главную базу флота и г. Таллинн с моря. Штаб ОБМП наметил районы обороны и расположения подразделений батальонов, установил посты наблюдения и патрулирования на дорогах. Для укрытия личного состава нужно было отрыть щели, всю материальную часть замаскировать, а некоторые станковые пулеметы приспособить для стрельбы по низко летящим самолетам противника. Так для бригады начался первый день Великой Отечественной войны. Задачи батальонов 1-й ОБМП: 1-й батальон под командованием капитана М. Е. Мисюры прикрывал направление Таллинн - Пайде - Тарту. 2-й батальон морской пехоты с танковой ротой бригады старшего лейтенанта А. В. Светлова под командованием капитана А. 3. Панфилова составлял механизированный отряд. Прикрывал направление Таллинн-Нарва и имел задачу борьбы с воздушными десантами противника. 3-й батальон морской пехоты под командованием капитана В. В. Сорокина прикрывал направление Таллинн-Пярну. 23 июня 1941 года 1-я ОБМП получила приказ командующего Балтийским Флотом, в котором бригаде предписывалось занять оборону по берегу Финского залива восточнее и западнее Таллинна, не допуская высадки морских десантов противника. Однако первые дни войны показали, что серьезная опасность Таллинну и Главной военно-морской базе грозит не с моря, а с суши. В середине июля Военный совет флота изменил свое решение и отдал бригаде новый приказ, согласно которому 3-й батальон должен прикрывать шоссейную и железную дорогу Таллинн - Рапла. 2-му батальону ставилась задача занять рубеж обороны: Лагеди – Нехату - Иру, не допуская прорыва пехоты и танков противника по шоссе и железной дороге Таллинн - Нарва. Вместе с тем бригада была обязана подготовить рубеж обороны: Лехмья - озеро Юлемисте - Пяэскюла - Харку, а позже - на городских окраинах. В состав групп инженерной разведки входили инженеры штаба флота: А. Н. Кузьмин, С. Н. Смолин, А. Г. Кулагин. В работе этих групп участвовали также командиры батальонов. Они уточняли на месте принимаемые решения. Принятые меры по укреплению обороны Таллинна с суши помогли на заключительном этапе боев за эстонскую столицу и базу КБФ. Так, 3-я рота старшего лейтенанта А. К. Сцельника из 2-го батальона бригады, Таллиннский рабочий полк и 10-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион под командованием Е. И. Котова занимали хорошо оборудованный в инженерном отношении опорный пункт Иру - Вяо - Козе. Встречая сопротивление, противник обходил эти опорные пункты, искал слабые места в промежутках между ними. Подразделения 1-го батальона обороняли район Лаагри (южнее Таллинна), успешно отражая атаки фашистов, благодаря надежным оборонительным сооружениям времен первой мировой войны и артиллерийской поддержке боевых кораблей КБФ. С 9 июля части 16-й стрелковой дивизии 8-й армии вели бои с передовыми частями 217-й пехотной дивизии 18-й армии немцев в районе местечка Марьямаа. С 11 по 15 июля 2-й батальон капитана А. 3. Панфилова и танковая рота в количестве двадцати машин старшего лейтенанта А. В. Светлова совместно с частями 16-й стрелковой дивизии овладели населенным пунктом Марьямаа. Затем они преследовали отходящего противника на протяжении сорока километров и были остановлены в 20 км севернее Пярну. Это был первый бой и первый успех морских пехотинцев. План фашистского командования захватить Таллинн с ходу провалился. По приказу командующего КБФ для оказания помощи сильно ослабленным частям 10-го ск 8-й армии в районе Пярну для прикрытия правого фланга в конце июля был сформирован сводный отряд полковника И. Г. Костикова. В него вошли третий батальон 1-й отдельной бригады морской пехоты под командованием капитана В. В. Сорокина и отряд краснофлотцев-добровольцев с боевых кораблей. Позже в сводный отряд влились два инженерно-строительных батальона, 8-й пограничный отряд и бойцы двух эстонских истребительных батальонов, действовавших в районе Валгуа - Ярваканди. Командир сводного отряда полковник И. Г. Костиков до последних минут своей жизни лично управлял боевыми действиями и погиб в бою как герой. Основные силы нашей бригады также вели ожесточенные бои. 1-й батальон под командованием капитана М. Е. Мисюры занимал оборону по северному берегу р. Пяэскюла. На этом рубеже проходили траншеи, окопы и землянки времен первой мировой войны. На южной окраине пригорода Таллинна - Нымме оборонялась 2-я рота под командованием старшего лейтенанта М. П. Шейко. Она прикрывала шоссейную дорогу Таллинн-Пярну. Левее занимала оборону пулеметная рота капитана Малгинова. Она своим огнем прикрывала железную и шоссейную дороги Таллинн – Саку - Рапла. 1-я и 3-я роты занимали оборону в районе Харку (западнее Таллинна), впоследствии они входили в подчинение командира западного сектора обороны полковника Е. И. Сутурина (погибшего при прорыве флота из Таллинна в Кронштадт). Основной удар гитлеровцы обрушили в период с 24 по 27 августа 1941 года на подразделения 1-го ба-тальона. Морские пехотинцы 2-й пулеметной роты, а также батареи 76-миллиметровых орудий Михайлова ежедневно отражали по шесть-семь атак в день, а 26 августа краснофлотцы батальона отразили огнем и контратаками до десяти вражеских атак. На левом фланге Таллиннской обороны, в районе Иру - Лагеди на Нарвском шоссе, оборонительные бои вел 2-й батальон. Утром 25 августа противник предпринял здесь атаку крупными силами пехоты и танков. Бойцы батальона встретили врага огнем из всех видов оружия. В этот день морские пехотинцы батальона отразили пять атак противника. Корабельная и береговая артиллерия флота снарядами крупного калибра буквально опустошала атакующие цепи врага. Бой не прекращался до темноты. Отважно сражался секретарь партийного бюро 2-го батальона политрук А. А. Запсельский, который не раз водил бойцов в контратаки. Командир 2-го батальона капитан А. 3. Панфилов, проявив личное мужество, храбрость и мастерство, маневрируя огнем и контратаками, умело использовал пересеченную местность. Он меньшими силами успешно отбивал все атаки противника и не допустил его прорыва в Таллинн с востока. В последний день обороны Таллинна противник пытался прорваться в город на участке Нымме, однако наш 1-й батальон с частями 10-й стрелковой дивизии в районе Пяэскюла мужественно отражал удары врага. На пути немцев непреодолимой стеной встали пулеметная рота капитана Малгинова и батарея 76-миллиметровых орудий лейтенанта Михайлова. Гитлеровцы решили, во что бы то ни стало уничтожить нашу батарею, для этого они подтянули артиллерию крупного калибра. Но огонь орудий противника был подавлен железнодорожной батареей капитана П. Ф. Живодера. Орудия нашей батареи продолжали вести огонь по врагу до получения приказа об оставлении позиций. Из-за недостатка войск плотность обороны вокруг Таллинна была недостаточной, особенно в восточном и западном секторах, поэтому противнику удавалось кое-где просачиваться мелкими группами автоматчиков в наши тылы. Свои воспоминания хочу закончить соображениями о неправильном использовании нашей бригады в боях за Таллинн с 20 по 28 августа 1941 года. К началу боевых действий 1-я отдельная бригада морской пехоты КБФ представляла собой соединение, хорошо подготовленное к боям с противником, имела большой опыт, полученный в войне с финнами в 1939-1940 гг. Бригада имела три отдельных батальона по 1000 человек в каждом, танковую роту - 20 машин, артиллерийский дивизион -12 орудий, саперную роту, роту связи, службы тыла и школу младших командиров. В каждом батальоне - 3 стрелковые роты, пулеметная, минометная рота, две батареи 76-миллиметровых и 45-миллиметровых орудий, саперный взвод, взвод связи и другие службы. Такое вооружение имела не каждая стрел-ковая дивизия в тот период. Последний рубеж обороны Таллинна и Главной военно-морской базы КБФ был разделен на три сектора: Западный, Южный и Восточный. Командиром Восточного был командир 1-й ОБМ полковник Т. М. Парафило. Командующий Балтийским флотом вице-адмирал В. Ф. Трибуц хорошо знал, что к этому времени представляли части 10-го стрелкового корпуса. Из докладов и донесений штаба 10-й стрелковой дивизии командиру корпуса было видно, что 98-й стрелковый полк в боях на границе попал в окружение и был почти полностью уничтожен, 204-й стрелковый полк понес большие потери в боях под Вильянди. Из донесения от 11 июля 1941 г.: «Полки продолжают называться полками, а в полках людей меньше, чем в роте. 62-й стрелковый полк имеет в своем составе 150 человек, два станковых пулемета одно орудие». 14 июля 10-я сд получила пополнение - более 4 тысяч человек. Половина из них военной подготовки не имела и в последних боях, особенно с 22 июля по 12 августа 1941 года, снова понесла большие потери. 22-я мотострелковая дивизия НКВД, состоявшая из двух полков - 5-го мотострелкового и 83-го желез - но дорожного и охранявшая государственные объекты, теперь имела менее пятисот человек. Безусловно, 1-я бригада морской пехоты на этот период была самым мощным боевым соединением. И ее необходимо было использовать в обороне на главном направлении в полном составе, а таким направлением был Восточный сектор, куда рвались главные силы немцев. Вопреки требованиям логики, командующий флотом В. Ф. Трибуц разбил бригаду по разным участкам и подчинил разным командирам. 1-й батальон был наполовину подчинен командиру Западного сектора полковнику Е. И. Сутурину. А вторая половина - две роты и одна батарея - командиру Южного сектора генерал-майору И. И. Фадееву. 2-й батальон занимал оборону в полосе Восточного сектор по фронту 12 км. 3-й батальон был подчинен командиру сводного отряда моряков полковнику И. Г. Костикову, который вел бои на Пярнусском направлении на рубеже Казари, Марьямаа, Рапла. После отступления осталось 200 человек (почти безоружных). Таким образом, командование и штаб бригады были не дел. Сам полковник Т. М. Парафило находился при штабе генерал-майора Г. С. Зашихина. Восточным сектором обороны командовал командир 2-го батальона А. 3. Панфилов. Следовало построить оборону иначе. Западный сектор должны были оборонять отряды моряков-добровольцев под командованием Е. И. Сутурина. 10-я стрелковая дивизия и остатки 22-й мотострелковой дивизии НКВД - Южный сектор. 1-я отдельная бригада морской пехоты КБФ - Восточный сектор. Так было написано на бумаге, но на практике получилось все наоборот. Неразбериха привела к тому, что командиры 1-го и 3-го батальонов не знали, когда и где производить посадку на транспорт, остались в Таллинне и были пленены. 27 августа бригада получила приказ об оставлении города Таллинна. В ночь на 28 августа остатки бригады прибыли в Минную гавань для посадки на корабли. В каждом батальоне были выделены группы прикрытия, которые удерживали свои участки до утра 28 августа. В ночь на 28 августа транспорты с войсками вышли на внешний рейд и взяли курс на Кронштадт-Ленинград. Во время труднейшего перехода ряд кораблей был потоплен противником, погибло много людей. В Кронштадте пришлось заново формировать бригаду. Не хватало оружия. Некоторой части краснофлотцев выдали учебные винтовки, не было артиллерии и танковой роты. Еще не закончив формирования, бригада была срочно брошена под Красное Село - на самый угрожающий участок Ленинградского фронта. Лишь прибыв на передовую, ночью получили пулеметы и минометы, а боеприпасы только на следующий день. Без предварительной разведки и подготовки с ходу, 11 сентября, вступили в бой и нанесли противнику значительный урон. Но и бригада в боях под Красным Селом и в районе поселка Володарский понесла тяжелые потери. Из строя выбыли командиры всех батальонов. 12 сентября тяжело ранило и меня. Я был отправлен в Ленинградский военный госпиталь и больше в бригаду не возвратился. После лечения в госпиталях Ленинграда меня направили в тыл, в город Пермь, где я прослужил до 1 сентября 1945 г. и был уволен в запас.