Парафило
Терентий
Михайлович

Морпех №1
Десантник №1

Журнал "Снайпер" 187 СП 72-й стрелковой дивизии
часть 2










Приказ наркома - боевая программа действий.


В день 1-го мая 1942 г., как могучий колокол прозвучал призыв Великого Сталина, зовущий к разгрому грабь-армии, зовущей к борьбе и к победе над фашистскими извергами. Приказ тов. Сталина прозвучал на весь мир, показывая громаднейшие успехи доблестной Рабоче-Крестьянской Красной Армии в уничтожении ворвавшихся варваров человечества. Пламенные слова тов. Сталина вдохнули веру в победу над фашистским игом.
Приказ тов. Сталина является программой действия каждого человека страны победившего социализма, показывающий путь и методы в уничтожении немецкой нечисти в текущем 1942-м году. Тов. Сталин приказал нам освободить в 1942-м году все советские районы, временно оккупированные фашистской мразью.
Тов. Сталин в своем приказе № 130 дал четкий анализ современной войне и особенно ее настоящему периоду, указывая на повседневный рост могущества нашей родины и ее армии, на повседневный рост героизма советского народа.
Трудящиеся СССР и все свободолюбивые народы мира услышали слова Сталинского приказа о том, что за период войны фашистская Германия и ее армия стали слабее, чем 10 месяцев тому назад». Война принесла германскому народу громадные разочарования: голод, разруху и обнищание и унесла 10 миллионов убитых и искалеченных людей.
«Войне не видно конца» - говорит тов. Сталин – «а людские резервы на исходе. Для германского народа все яснее становится, что единственным выходом из создавшегося положения является освобождение Германии от авантюристической клики Гитлера – Геринга.
Гитлеровцы, хотя и захватили обширные территории Европы, но они не сломили сопротивления и воли народов в борьбе за свободу. В настоящий период всеобщий характер принимает партизанское движение в оккупированных немцами странах. Патриоты этих стран не сложили оружия, а, наоборот, ведут ожесточенную борьбу, смыкая ряды с нами в священной ненависти к насильникам человечества. Народы Англии и Америки тесно связаны с нами в борьбе с заклятым фашизмом. Англия вступает и открывает второй фронт в Европе, Америка всемерно помогает нам вооружением и сырьем, необходимом для фронта. Наш тыл крепнет и, наоборот, с каждым днем тыл врага расстраивается и слабеет его военная мощь. Мы с каждым днем растем, у нас укрепляются международные связи, растет мощь ударов всей антифашистской коалиции. Немцы теряют почву под своими союзниками, несут ужасные жертвы среди населения и громадные потери в материальных ценностях, в результате чего все более исчерпываются их всевозможные резервы.
За период войны наша страна и армия стали гораздо сильнее. «Не только друзья, но и враги вынуждены признать, что наша страна объединена и сплоченна теперь вокруг своего правительства больше, чем когда бы то ни было, что тыл и фронт нашей страны объединены в единый боевой лагерь, бьющий по одной цели, что советские люди в тылу дают нашему фронту все больше винтовок и пулеметов, минометов и орудий, танков и самолетов, продовольствия и боеприпасов».
Народы всего мира питают полную надежду, что воины страны победившего социализма победят и помогут им освободиться от немецкого ярма. Этому служит величие дружбы 3-х великих держав: СССР, Англии и США; этому служит беспредельная преданность советского народа партии Ленина – Сталина и социалистической родине; этому служит мудрая внешняя политика Великого Сталина; этому служит то, что разгромом немецких полчищ руководит мудрый Сталин.
Товарищ Сталин в своем приказе № 130 от нас потребовал ;
1. В совершенстве овладеть своей техникой, мастерски применить ее в истреблении немецких оккупантов, бить врага без промаха.
2. Искусно овладеть техникой боя, бить в упор немецко-фашистских захватчиков до полного их истребления, умело применять тактику и использовать местность.
3. От командного состава тов. Сталин потребовал изучить в совершенстве дело взаимодействий всех родов войск, умело использовать их, сочетая современную технику с новыми тактическими методами борьбы.
4. Тов. Сталин приказал, чтобы Красная армия в 1942-м году уничтожила немецкую нечисть. Враг должен и будет уничтожен. Приказ тов. Сталина будет выполнен, но для этого требуются наши общие усилия и желание в овладении техникой. Все условия для этого у нас есть.
Под знаменем Великого Ленина-Сталина мы пойдем вперед!
С именем Сталина мы победим!

Примерный боец


Красноармеец Фадеев в кратчайший срок освоил пулемет Дягтерева и сдал на отлично зачеты по уставам. Он умеет вести меткий пулеметный огонь, строго выполняет все уставные требования в караульной службе.

Верная подруга




Ст. сержант Г. Симанчук
Русская трехлинейная винтовка лучшая в мире. О ней сложено немало песен. Еще больше чудесных рассказов о силе и меткости ее огня, о безотказности могут рассказать бывалые бойцы. Не раз трехлинейкой красный воин одерживал победу в наступлении. Я сам из простой трехлинейной русской винтовки уничтожил несколько десятков фашистских бандитов, штыком заколол 24.
Насколько замечательны боевые качества нашей винтовки, можно судить хотя бы по такому факту. Вместе с командиром подразделения тов. Колпаковым мы с наблюдательного пункта заметили по вражеским траншеям ганса. До него было не меньше 800 метров. Я решил попробовать винтовку на такое расстояние.
«Ничего не выйдет», сказал мне Колпаков, - «на такое расстояние попасть почти невозможно».
Я тщательно прицелился и выстрелил. Немец рухнул на землю.
Значит, если умеешь обращаться с винтовкой, хорошо знаешь и точно пристреляешь ее, изучишь все ее капризы, она без промаха поражает врага на 800 метров.
Другой пример. Я выследил, где расположились немецкие кухни. Залег против них с винтовкой. Пока немцы разбирались, кто и откуда достает их пулей, дюжины фрицев как не бывало. Значит из винтовки можно вести огонь в быстром темпе, до 10 и больше выстрелов в минуту.
Как известно, я бил и бью немцев из всякого положения. В разное время года и в любую погоду. Зимой при 30-35 градусов мороза я подкарауливал и истреблял гансов, когда они, желая погреться, заготовляли дрова, во время вьюг и снегопада бил, когда они очищали траншеи от снега, в дождь уничтожал их при откачке воды из траншеи, бил и бью их при солнечной погоде, когда они выходят понежиться на солнце.
Наша русская винтовка неприхотлива, прочна и безотказна в любых условиях. Она не признает ни мороза, ни снега, ни дождя, ни жары. Она всегда бьет наверняка.
Но при этом необходимо помнить самое главное и непременное условие – это правильный и любовный уход за винтовкой. Винтовка не выдаст и не подведет никогда, если ее своевременно чистить, смазывать, следить за ее исправностью.
Пришел с улицы в помещение, не забудь обтереть винтовку, после стрельбы вычисти и смажь ее, в окопах, на занятиях следи, чтобы в открытые части, в ствол не забилась земля, песок, снег. Хорошо вычищенный и смазанный механизм сам по себе не портится, он всегда работает исправно.
Отличный бой винтовки, ее безотказность – это результат внимательного, любовного ухода за ней. За это внимание винтовка отплатила мне сторицей, она помогла мне довести истребительный счет до 174 гансов.
Сейчас я продолжаю учиться, чтобы стать мастером своего дела, как приказал нарком обороны тов. Сталин, и бить врага еще беспощаднее.

Буду снайпером


Красноармеец Овечкин
В подразделение младшего лейтенанта т. Цужбы я пришел недавно. Мне так, как и товарищу Могильникову, выдали новое автоматическое оружие и стали учить меткой стрельбе по гансам.
Свои автоматы мы бережем и старательно изучаем. А изучить их нетрудно каждому, кто знает устройство простой винтовки, особенно тогда, когда учишься у такого командира, как т. Цужба. Он сам истребил сотни гитлеровцев, рассказывает и показывает нам, как надо маскироваться, как выбирать цель, как пристреливать винтовку и бить из нее фашистов без промаха. И нам говорит: «За десяток дней всех вас истребителями сделаю»
Я с нетерпением жду, когда мы отправимся уничтожать гитлеровских собак и открою свой истребительный счет.



Золотые слова



Из выступления на митинге красноармейца Б. Фагелова

Товарищ Сталин говорит, что немецкие вояки становятся трусливыми овцами, когда встречаются с храбрыми бойцами. Золотые это слова! Помню в одном из боев, фашисты сначала храбрились. Пьяные они горланили и шли на нас в атаку. Подпустив немного поближе, мы встретили их свинцом, а потом пошли в контратаку. Когда вышли патроны, я схватил винтовку и стал бить гадов прикладом по головам. И куда только девалась их храбрость? Фашисты бежали от русского штыка, а мы преследовали и истребляли их, как бешенных собак. Немецкий офицер убежал первым.
Правильны слова тов. Сталина и о том, что бойцы Красной Армии стали злее, стали еще больше ненавидеть подлых немецких захватчиков. Я их ненавижу всей душой. У нашего знатного истребителя Михаила Цужбы я учился уничтожать гитлеровцев. Сейчас на моем счету 15 убитых немцев. Я обязуюсь в этом месяце увеличить свой счет мести вчетверо. Я обязуюсь также обучить снайперскому искусству пять бойцов моего подразделения, чтобы и они стали мастерами своего оружия, били врага без промаха.




Моя винтовка отлично бьет врагов




Письмо Григория Симанчука товарищу Жданову

Знатный истребитель фашистов орденоносец Георгий Симанчук послал письмо товарищу Жданову.
«Дорогой товарищ Жданов! Поздравляю Вас с праздником 1 мая! После встречи с Вами на фронтовом слете истребителей я из подаренной Вами винтовки уничтожил 53 фашиста. Всего теперь на моем истребительном счету 174 гансов. Я совершенствую свои знания, чтобы еще лучше бить врагов и выполнить приказ товарища Сталина.
Еще раз благодарю Вас за снайперскую винтовку. Она отлично бьет врагов. Желаю Вам здоровья. Передайте товарищу Сталину горячий первомайский привет. Скажите дорогому товарищу Сталину. Что мы не пожалеем своей жизни, чтобы выполнить его приказ - разгромить фашистов в 1942 году.
С приветом. Старший сержант Григорий Симанчук».




Воевать не числом, а уменьем.



Младший лейтенант Михаил Цужба
 
Фашисты узнали место расположения наших пулеметов и надеялись подавить их огнем минометов и артиллерии. Однажды ночью сотни мин и снарядов они обрушили на мои два станковых и один ручной пулемет. Под прикрытием этого огня три группы до 150 гитлеровцев пошли в атаку. Немцы намеривались обойти наши траншеи и отрезать наших бойцов. Они направили свой удар левее места нашего расположения.
Видимо, считая наши пулеметы уничтоженными, гитлеровские «храбрецы» численным превосходством хотели раздавить наших бойцов и быстрым маневром захватить траншеи. Но мы, советские люди, научились воевать не числом, а уменьем, отвагой.
Я сразу разгадал фашистские намерения. Вражеские орудия и минометы не причинили нам никакого вреда. Не обращая внимания на обстрел, я подготовил пулеметы и направил их во фланг наступающим немцам.
Вот они почти вплотную подошли к нашим траншеям и с криком: «Русс, сдавайся!» бросились вперед. Пущенная из нашего окопа ракета хорошо осветила всю местность. Я открыл огонь во фланг атакующей немецкой группы. Раздались дикие крики, вой и стоны.
Взбешенные немцы видимо по телефону сообщили на свой командный пункт о жизни моего пулемета. Минометный и артиллерийский обстрел усилился. Но я не обращал внимания на огонь и продолжал истреблять немцев из своего «максима».
Фашисты не выдержали и стали быстро отходить. Но они попали под обстрел второго нашего пулемета, который открыл огонь по тылу отступающей группы. Я же, выкатив пулемет на более удобную позицию, открыл фланкирующий огонь по немцам. Так небольшая горсточка советских воинов проучила полторы сотни вражеских собак.

Из этого видно, на сколько грозен для фашистов пулемет, когда он находится в руках советского воина.
Надо только владеть им умело и решительно. Механизмы пулемета должны быть всегда в боевой готовности и действовать безотказно. Для этого пулемет надо своевременно разбирать, чистить, протирать и смазывать. Надо помнить, что загрязнение или даже незначительная неисправность могут вызвать задержку, в решительный момент пулемет может отказать.
Я, хотя и хорошо владею пулеметом, продолжаю тщательно изучать его, чтобы быть искусным мастером своего дела.

Прямой наводкой.



Лейтенант Ф. Серков

Орудие сержанта Ивана Яковлевича Бондарь получило боевую задачу: обеспечить артиллерийским огнем продвижение вперед нашей наступающей группы.
Сержант Бондарь выкатил орудие на открытую позицию в 50 метрах от нашего переднего края и открыл шквальный огонь прямой наводкой по немецким огневым точкам.
Взлетела на воздух подбитая снарядами Бондаря фашистская противотанковая пушка, вдребезги разлетелся немецкий станковый пулемет вместе с прислугой, замолчал разбитый миномет. Группа наших бойцов неудержимо рвется вперед.
Всю силу своего артиллерийского и минометного огня немцы переносят на орудие сержанта Бондаря. Снаряды и мины рвутся вокруг отважного расчета. Расчет Бондаря продолжает вести огонь. Он сам встал у орудия, бойцы расчета подносят боеприпасы. Когда задача была выполнена, Бондарь благополучно отвел орудие и расчет.
Подобных случаев в боевой практике Бондаря немало. На его истребительном счету 84 уничтоженных ганса.

За несокрушимую силу огня.



В подразделении т. Парева все бойцы заняты повышением огневой и строевой подготовки и изучением материальной части оружия. С минометчиками т. Серебрянникова проведено занятие на тему: «Наводка в цель и установление прицела».
Бойцы стрелковых подразделений изучают ручной и станковый пулеметы. Большой интерес проявляют красноармейцы т.т. Архипов, Бритеин, Елсунов. 
С красноармейцами нового пополнения проводятся занятия по изучению материальной части винтовки, ручного и станкового пулеметов. Пополненцы овладевают этим оружием. Особенно больших успехов добились красноармейцы т.т. Усатов, Бажин, Жуков, Ильин.

Слова подкрепляем боевыми делами


Младший лейтенант М. Цужба

Бойцы кропотливо и упорно изучают свое оружие, учатся бить фашистов без промаха так, как бьют их наши снайперы, истребители.
Почти все бойцы научились быстро и точно разбирать и собирать по частям свое оружие. Улитин, Жикалов, Безаубенко и многие другие на разборку и сборку его затрачивают от 2 до 4 минут.
Проводятся боевые зачетные стрельбы. 75 % из стрелявших бойцов добились отличных результатов, и только 2 получили посредственную оценку.
Особенно хорошо выполнили упражнение бойцы т.т. Луконин, Жевкунов, Коробков и другие.

Каждый боец должен знать политические и военные итоги года Отечественной войны.



Батальонный комиссар А.Т. Панаско

Наступил второй год великой битвы за нашу социалистическую Родину. Германский фашизм напрягает последние силы, стремясь нанести смертельные удары нашей Красной Армии, враг еще питает надежды, он спешит добиться успеха на Востоке до начала второго фронта на Западе. Гитлер не отказался от своих сумасбродных планов поработить нашу страну: присвоить наши богатства, превратить советских людей в послушных рабов немецкого фашизма. Это план «прогорелого» игрока - шулера из игорного дома. Проигравшийся игрок Гитлер с наглым азартом, со звериной злобой вкладывает свое последнее состояние и с показной уверенностью, в последний раз пытается запугать мир.
Угрожающая поза Гитлера напоминает нам вид надувшейся для внушительности лягушки, которая при виде зайца, прыгает в воду. Трусы, как правило, отличаются подлостью. Гитлер продолжает чинить свои подлые дела, но близок час, когда подстреленный зверь будет окончательно уничтожен.
Истекший год Отечественной войны советского народа с фашисткой Германией показал, что Красная Армия может разбить фашистскую армию. Несмотря на внезапное нападение фашистских полчищ в прошлом году, несмотря на целый ряд преимуществ фашистской армии перед Красной Армией, полученных в силу внезапного нападения, Красная Армия своими активными действиями, героизмом своих бойцов, командиров и политработников сорвала фашистский план молниеносной войны. Враг был остановлен, разбит и отброшен на решающих направлениях фронта.
Гитлер рассчитывал облегчить свою победу над нашей страной путем изоляции СССР или даже создания блока государств против СССР. Кроме этого Гитлер думал взорвать нашу страну изнутри, он рассчитывал посеять вражду между народами СССР, вызвать внутреннюю войну между ними, рассорить рабочих и крестьян.
Все эти политические планы Гитлера в ходе войны потерпели полный крах.
Вместо изоляции СССР от демократических стран Гитлер получил военный союз СССР, Англии и США, эти государства встали во главе мощной антигитлеровской коалиции, куда вошли свободолюбивые народы 28 демократических государств мира. Дружба народов СССР, союз рабочих и крестьян в ходе войны еще больше укрепились, народы Советского Союза еще теснее объединились вокруг своей большевистской партии, и грозной, монолитной силой под руководством своего вождя любимого Сталина обрушились на ненавистного врага, на фашистских мерзавцев.
Ход войны обнаружил пороки гитлеровской дипломатии и политики.
Народы Советского Союза укрепили свой тыл как никогда. По инициативе масс создан Фонд обороны страны. В течение 10 дней вместо 10 миллиардов трудящиеся нашей страны подписались на заем 12 миллиардов рублей. В стране исключительный трудовой подъем на шахтах, заводах и полях. Наша советская социалистическая система выдержала все испытания, война показала, что самый прочный государственный строй – это советский строй.
Военные планы Гитлера также провалились. Так же, как Англию в 1941 году не удалось Гитлеру победить, так и СССР не только за первые 1 ½ -2 месяца не удалось победить, но целый год войны показал, что в 1942 году фашистская Германия от победы ушла значительно дальше, чем в 1941 году.
Стратегические планы фашистского командования сведены на нет, истреблено большое количество живой силы и техники врага. Противник потерял за год войны на Восточном фронте свыше 10 миллионов солдат и офицеров, свыше 24 тыс. танков и т.д.
Подготовлена почва для нанесения фашизму решительного удара.
Перед лицом всего мира немецкие фашисты выглядят, как промотавшиеся жулики, народы оккупированных стран получили силу уверенности в победе и надежду на освобождение от фашистского ига.
Так называемые «союзники» Гитлера заколебались. Немецким фашистам нужен успех на фронте, чтобы показать, что они еще сильны, иначе они потеряют своих сторонников.
Временные успехи немецкой армии не решают исхода войны. Мы ни минуту не должны успокаиваться, враг еще не побежден и победа не приходит сама, ее надо завоевать.
Перед Красной Армии стоят еще грандиозные задачи и большие трудности и лишения. Мы должны неустанно работать, крепить свои оборонительные рубежи и все лучше и лучше овладевать оружием и постигать искусством современного боя. Под Ленинградом враг должен быть разбит на голову. Бойцы, командиры и политработники нашего полка будут в числе передовых воинов – славных защитников города Ленина.

Из винтовки по фашистским самолетам.



Красноармеец Ф. Фролов

Когда красноармейцы Десятов и Павлочков отлично изучили огонь винтовки, они стали стараться без промаха бить не только по наземным целям, но и по воздушным.
- Наша русская винтовка на все годится, только сам не плошай, сказали они.
Упорной тренировкой красноармейцы добились своего. Они оба метко стреляют в воздушные мишени, а придется – сумеют подбить и фашистский самолет.


Нам пишут.



Бойцам, командирам и политработникам подразделения,
которым командует тов. Кузин П.Р.

Дорогие товарищи!
Вести о ваших боевых успехах на фронте стали известны всему коллективу Управления Аэродромного Строительства НКВД СССР по Ленинградской области, из среды которого вышел Ваш командир тов. Кузин, командовавший 482-м отдельным строительным батальоном, приданным УАС НКВД для выполнения задания ВВС КА по строительству аэродромов.
Из сообщений, опубликованных во фронтовой красноармейской газете и писем Вашего командира о боевых действия Вашего полка, мы узнали, что Ваше подразделение успешно выполняет приказ нашего дорого вождя и учителя, Народного Комиссара Обороны т. Сталина о беспощадном истреблении немецко-фашистских захватчиков, подло напавших на нашу родную страну.
Мстите же дальше с еще большей отвагой за оскверненную гитлеровскими мерзавцами Советскую землю, за поруганную честь наших сестер и матерей, за разбой и грабежи наших городов, временно захваченные гитлеровцами. Не успокаивайтесь до тех пор, пока одна немецко-фашистская гадина топчет родные поля нашего социалистического отечества.
В дни, когда весь советский народ встал как один на защиту завоеваний Великого Октября, как коллектив еще больше сплотился для выполнения заданий Ленинградского и Волховского фронтов по обеспечению боевой работы нашей славной боевой авиации и сталинских летчиков, которые вместе с Вами в ближайшее время разорвут кольцо блокады, созданного вокруг славного города-героя, колыбели Великой Октябрьской революции, города заслуженно носящего имя Великого Ленина.
Отмечая 24-ю годовщину Красной Армии, коллектив УАС НКВД СССР по ЛО собрал подарки для бойцов нашей славной армии, которые по решению общего собрания решено направить в Ваше подразделение.
Пусть в минуты отдыха наши баяны звучат для бойцов взводов Вашего полка, возглавляющих ряды лучших истребителей немецко-фашистской своры.
За дальнейшее продвижение на Запад.
За радость победы над врагом.
За Родину, за Сталина.
С Вами вся Советская страна. Наше дело правое. Победа будет за нами.
По поручению коллектива УАС НКВД СССР по ЛО
Начальник управления – Орденоносец Романовский
Зам. Секретаря парторганизации Штейнбергер С.И.
Председатель местного комитета Силин И.П.

Наш ответ.



Бойцам, командирам и политработникам УАС НКВД СССР по Ленинградской области

Дорогие товарищи!
Ваше письмо и подарки мы получили, за которые сердечно благодарим.
Ваше письмо еще больше воодушевляет нас на борьбу с ненавистными немецко-фашистскими захватчиками.
Ваши баяны в часы досуга нам будут вселять уверенность в силу нашего советского оружия, сея веселость, здоровый смех, и этим самым создавая бодрость нашего боевого духа, сколачивая нас в единую боевую семью.
В начале осени прошлого года, когда фашистские мерзавцы, неся большие потери, занесли свою окровавленную лапу на наш любимый Ленинград, когда палач и кровопийца Гитлер послал против колыбели пролетарской революции, славного города Ленина, 40 отборных дивизий головорезов и проходимцев, наш полк выступил на защиту сокровищницы русского народа Ленинграда и грудью отстоял те рубежи, на которые он был поставлен командованием. Фашистские мерзавцы вынуждены были зарыться в землю, не преодолев решимости воинов Ленинградского фронта сражаться до последней капли крови. Находясь на рубежах обороны, мы не сидели пассивно, мы учились воевать, выполняя указания любимого Сталина об истреблении фашистских захватчиков, мы своей частью истребили только зарегистрированных 1489 фашистских солдат и офицеров. Ведя разведки и другие активные боевые операции, мы убедились, что фашисты трусливы и при первой опасности теряют свой «воинственный» дух. Мы увидели на собственном опыте, что «непобедимость» фашистской армии - миф, созданный фашистской пропагандой: презирая зверства фашистов, мы смеемся над «геройством» немецких солдат и офицеров. Товарищ Сталин в приказе №130 дал глубокую по смыслу, поразительно точную характеристику немецким офицерам: «Молодец против овец. Против молодца сам овца».
В борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в нашей части закалилось немало бесстрашных воинов, в нашей боевой семье воспитались знатные истребители фашистов Григорий Симанчук, уничтоживший 174 гитлеровца, Михаил Цушба, уничтоживший 119 фашистов. Мы имеем целые истребительные взводы и расчеты, которые не дают покоя фашистской мрази ни днем, ни ночью.
Но мы не останавливаемся на достигнутом. Приказ товарища Сталина №130 поставил перед нами ряд конкретных задач, мы сознаем, что имеем еще много недочетов, которые обязаны устранить немедленно.
Не покладая рук мы трудимся и будем трудиться над выполнением задач, поставленных товарищем Сталиным в первомайском приказе.
Фашистская грабьармия будет разбита в 1942 году!
Да здравствует наша социалистическая Родина!
Да здравствует наш вождь, учитель и мудрый полководец тов. Сталин!
Бойцы, командиры и политработники части, которой командовал тов. Кузин.
По поручению бойцов, командиров и политработников части подписали:
Командир части – майор Попов
Комиссар части – бат. Комиссар Царев
Секретарь партбюро – ст. политрук Лопухин
Командир бат. – ст. лейтенант Харламов
Знатные истребители: ст. сержант Симанчук, мл. лейтенант Цушба, мл. лейтенант Бродяной.

Политическое обеспечение боевых задач.



Батальонный комиссар Ф. Царев

Под вечер зашел ко мне младший политрук Осветимский посоветоваться о плане политработы.
- А какие задачи стоят перед подразделением на завтрашней день?
Этого товарищ Осветимский не знал. И хотя темы его читок и бесед интересны, но они не подчинены задачам, стоящими перед бойцами в течение дня. Бойцы его будут изучать материальную часть противотанкового ружья и проводить стрельбы, после чего займутся дальнейшим укреплением своего оборонительного рубежа. Им очень интересно послушать статью о роли противотанковых ружей в борьбе с танками врага, только что напечатанную в «Красной Звезде». Им надо знать цену земли, заранее знать, какие ходы сообщения предстоит прорыть, сколько земли поднять каждому человеку; статья на эту тему напечатана в газете «Вперед за Балтику». Если им только рассказывать об этом, тогда у них будет больше заботы о том, чтобы как можно лучше оборудовать свои огневые позиции, развернется боевое соревнование.
Младший политрук т. Осветимский политработник новый, молодой. Его пришлось тут же правильно нацелить. И он пошел в подразделение довольный.
Весь политаппарат, каждый коммунист и комсомолец, каждый агитатор должен знать задачи своего подразделения, вести работу не «вообще», а мобилизовать личный состав на выполнение определенных практических задач, поставленных командованием. Мы и стремимся так строить свою партийно-политическую работу.
Перед подразделением политрука т. Рожкова была поставлена задача отрыть 100 погонных метров траншей полного профиля. Он собрал актив, ознакомил с уставными требованиями об устройстве траншей, провел беседу на тему: как оборудовать окоп, дал каждому конкретное задание и развернул соревнование среди бойцов. В результате бойцы перевыполнили нормы, отрыли 130 метров траншей.
Это же подразделение проводило стрельбу из винтовок и пулеметов. Политрук т. Рожков накануне поговорил с каждым бойцом, они еще раз проверили свое оружие. Затем политрук выписал и вывесил на видном месте условия выполнения задачи. И в ходе стрельбы каждый отличник рассказывал, как он добился меткой стрельбы. И результат получился хороший: подразделение не имеет ни одного бойца, который не выполнил бы задачи.
В то же время проходили стрельбы в подразделении политрука т. Федорова. Он плана не продумал, соревнование не организовал, опыт лучших стрелков не показал. И дисциплина на стрельбах была низкой, задач многие бойцы не выполнили.
Вывод отсюда ясен.


Разгромим врага под Ленинградом.



Лейтенант М. Трифонов

Доклад о развертывании боевого социалистического соревнования за завоевание гвардейского знамени сделал подполковник т. Кузин.
- мы сейчас имеем 121 снайпера-истребителя немецких оккупантов, уничтоживших за время развертывания истребительного движения 1395 фашистов. Бойцы рвутся вперед, на полный разгром врага. Бойцы, командиры и политработники за это время собрали тысячи штук патронов, сотни гранат, десятки ящиков стрелянных гильз, много винтовок, обмундирования и другого бесхозного имущества.
Далее в своем докладе т. Кузин говорит о имеющихся недостатках, которые следует немедленно устранить, чтобы успешно бороться за гвардейское знамя части.
В прениях по докладу записалось 23 человека, выступило 15.
Мы, бойцы, с радостью будем бороться за то, чтобы наша часть завоевала звание гвардейской, - говорит красноармеец т. Казаченко. Для того, чтобы успешнее бороться за присвоение части звания гвардейской, надо хорошо продумывать каждую боевую операцию, организованней проводить ее. Помочь надо всем бойцам, особенно новичкам, стать истребителями, довести до глубокого сознания каждого бойца приказ товарища Сталина об истреблении всех немецких оккупантов и приказ командования о дальнейшем укреплении линии нашей обороны. На основе предмайского боевого социалистического соревнования нужно превратить полностью в истребительные подразделения все наш стрелковые отделения, взводы и роты. Все возможности у нас для этого имеются. Мы, бойцы, все сделаем ля этого, надо только больше уделять внимания проверке боевого соревнования подразделений.
-20-
Старший политрук т. Моисеев также отметил широкие возможности, имеющиеся в подразделениях, для завоевания гвардейского знамени.
- В нашей части есть такие знатные истребители - сказал он - как т. Симанчук, истребивший 185 фашистов, коммунист т. Цушба, уничтоживший 102 фашиста и многие другие. Они не только сами истребляют немецких захватчиков, но и учат этому искусству других. Симанчук и Цушба обучили и сделали истребителями 18 молодых бойцов.
Наша задача, задача командиров и политработников опыт этих товарищей широко использовать и передавать всем бойцам наших подразделений и на основе этого идти вперед на завоевание гвардейского знамени части.
О широких возможностях для завоевании гвардейского знамени говорили и другие товарищи.
В заключении на собрании выступили генерал-майор т. Парафило и старший батальонный комиссар т. Иванов. Генерал-майор т. Парафило сказал:
- Основная наша задача заключается в том, чтобы сделать неприступной крепостью линию нашей обороны и в конце концов разгромить гитлеровские банды под Ленинградом. Для этого в первую очередь необходимо сильно укрепить воинскую дисциплину и наладить учебу с бойцами и командирами по овладению новейшей техники Красной Армии.
Надо развернуть в подразделениях политико-массовую работу так, чтобы воспитывать личный состав на конкретных примерах преданности Родине, отваги и мужества, воспитывать у бойцов наступательный порыв, не ослаблять бдительности, изучать тактику противника.
Партийное делегатское собрание прошло на высоком идейно-политическом уровне. Коммунисты в своих выступлениях вскрыли ряд недостатков в постановке партийно-политической работы и приняли конкретные решения по их устранению, по укреплению авангардной роли коммунистов в выполнении стоящих задач по завоеванию гвардейского знамени части.


Коммунисты воспитывают новых истребителей.



Секретарь партбюро В. Лопухин


Недавно мне пришлось присутствовать на занятии во взводе младшего лейтенанта т. Бродянного. Тема была интересной: «Из кочующего миномета по фашистам». Подробно разобрав несколько операций из своей личной практики, тов. Бродянной поставил перед наводчиками т.т. Галезник и Фомичеву боевую задачу. Под его руководством они выбрали на местности огневые позиции для кочующего миномета, оборудовали их и стали практиковаться в стрельбе.
Так командир коммунист т Бродянной по-деловому, обстоятельно и интересно учит своих бойцов искусству мастерского владения минометом.
Но не все коммунисты нашего подразделения сразу поняли всю важность задач, поставленных перед ними первомайским приказом товарища Сталина. Пришлось на партийном собрании подвергнуть резкой критике зазнаек, людей, не желающих по настоящему овладевать своим оружием. СОБРАНИЕ ОБЯЗАЛО КАЖДОГО ЧЛЕНА ПАРТИИ, ОТКРЫВШЕГО ЛИЧНЫЙ ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ СЧЕТ, НАУЧИТЬ МАСТЕРСТВУ МЕТКОГО ПРИЦЕЛЬНОГО ОГНЯ ДВУХ-ТРЕХ БОЙЦОВ. Парторгам мы вменили в обязанность проверять, как выполняется это решение. Теперь не только коммунист тов. Бродянной, но большинство наших мастеров огня систематически передают свой опыт красноармейцам.
Коммунист Славников считал, что, поскольку все его бойцы стали истребителями, он может не заботиться о том, чтобы они лучше изучали свое оружие. Настоящая проверка знаний бойцов этого взвода показала, однако, что некоторые бойцы открыли истребительный счет из винтовки, а минометом овладели недостаточно. Партбюро потребовало от Славникова научить всех бойцов в совершенстве овладеть минометом так же, как он владеет сам. А Славников знает миномет действительно неплохо. После указания партийного бюро Славников уже обучил бойцов т.т. Рожкова, Леканова и Табунщикова. Теперь во взводе началось соревнование за снайперские минометные расчеты.
Коммунист Ахметов за последнее время воспитал пять истребителей. Особенно поучительна история с бойцом Федоровым. Этот боец отставал от других красноармейцев, но был смелым и решительным человеком. При помощи Ахметова Федоров открыл личный счет мести и вскоре стал одним из лучших бойцов, успешно овладел оружием. На днях Федорова послали на курсы младших командиров.
Наше подразделение продолжает совершенствовать оборону занятого участка. В часы короткого отдыха лучшие мастера огня передают свой боевой опыт молодым товарищам.
Бойцы нашего подразделения истребили около полутора тысяч гитлеровцев. Став мастерами своего дела и научившись разить врага, как бьют его наши лучшие истребители, мы уложим еще не одну тысячу оккупантов.

Коммунисты показывают пример.



Старший политрук В. Серебрянников
Коммунисты Конюхов и Дронов, отлично освоившие минометное дело, посланы на курсы среднего комсостава. Член партии Казанцев еще недавно был рядовым бойцом. Командуя минометом, в одном из боев он уничтожил 23 ганса.

Так овладевают своим делом наши минометчики. Они настойчиво выполняют приказ любимого вождя, в совершенстве овладевая своим оружием, и вместе с тем растут сами в боевом, политическом и культурном отношении.

Беспощадно истребляйте немецких захватчиков.



Беседа с новым пополнением
Красноармеец А. Федоров

В часть пришли новые люди и расположились на траве. Их встретил комиссар и тепло поздоровался с ними. Новички сразу же выложили ему, откуда они приехали и что их интересует.
Среди новичков немало участвовавших в боях с немецкими захватчиками. Они прибыли из госпиталей после лечения и интересуются положением на фронте и желают пойти одни разведчиками, другие стать снайперами, истребителями фашистов и истребителями танков.
Прибыли и только что мобилизованные, которые «не нюхали» порохового дыма. Они засыпали комиссара вопросами о героях части, о ее боевых традициях.
- В бой когда пойдем? – прозвучал молодой голос.
- Кому не терпится?
- Красноармеец Павел Губарь, товарищ комиссар, - вытянувшись, отчеканил коренастый боец.
- Откуда родом?
- С Украины, товарищ комиссар. Фашисты кровью залили Украину мою любимую, потому и сердце не терпит – гнать и истреблять людоедов надо.
- В боях участвовал?
- Приходилось. Истребителем стал – 19 фашистов по одиночке уничтожил. Ранен был. Хочу в снайперы пойти.
- Обстрелянный значит. В бой рвется. А все ли такие, как Губарь?
- Я вот только что прибыл в армию, а тоже скорее бы немцев громить под моим Лениградом. За страдания людей города Ленина я буду жестоко мстить фашистам. Владеть оружием я научился в рядах Всеобуча, - доложил красноармеец Высоковский. Все здесь прибывшие люди любят Ленинград, Родину и выполнят приказ товарища Сталина.
- А все ли поняли этот приказ?
- Все как один поднялись с мест, подтвердили новички.

29 против 150

- Товарищ Сталин отметил в своем приказе, - начал комиссар, - что «не стало болтовни о непобедимости немецких войск». Эта болтовня – сказка, сочиненная фашистскими пропагандистами. Немецкие солдаты и офицеры храбры только тогда, когда они имеют дело с безоружными военнопленными и с мирным гражданским населением. А когда фашистские «храбрецы» встречаются с нашими советскими молодцами, то становятся овцами. Вот пример из нашей боевой жизни.
Больше 150 гитлеровцев ночью набросились на наш передний край. 29 красных воинов крепко проучили разбойников. Они истребили несколько десятков немецких захватчиков, остальные удрали. В этом бою героически дрались Д. Буранов, М. Цушба, А. Бороздин, Ф. Высочин, под ураганным огнем все время поддерживали связь. Только один боец Макин геройски погиб в этом неравном бою.
- Наша часть имеет славные боевые традиции. Более семи месяцев она держала и держит оборону под Ленинградом, не уступила врагу ни одного вершка своей земли. За это время наши бойцы и командиры истребили не одну тысячу гитлеровцев и много техники врага. Зачинатель истребительного движения украинец Григорий Симанчук. Он истребил более 180 фашистов и получил за это Орден Ленина и именную снайперскую винтовку.
У нас уже целые подразделения являются истребительными.
Храните и множьте эти традиции нашей части, будьте отважными, смекалистыми.

Истребитель гитлеровских собак

Почти девять месяцев бешеные собаки Гитлера щелкают зубами под Ленинградом. Они загадили город Пушкин, Слуцк. Уничтожают невинных мирных жителей, сжигают целые села. Эти разбойники стремятся хозяйничать в Ленинграде. Наша задача – истребить всех гадов, разорвать кольцо блокады вокруг города Ленина, освободить наших братьев и сестер, детей и родителей, которые страдают в фашистских лапах.
Все возможности для этого у нас есть. Надо только каждую минуту учиться, готовиться к решающему бою. А чем скорее мы и отлично овладеем оружием, тем быстрее придем к победе.

Наши силы растут

Все ли вы знаете о бомбардировке германских городов английскими самолетами?
ГОЛОСА: Все. Хорошо помогают нам союзники наши.
КОМИССАР: наши силы растут и крепнут с каждым днем. И недалек тот день, когда гитлеровская Германия будет раздавлена.

Стремитесь стать гвардейцами

У нас десятки бойцов, командиров и политработников за отвагу и мужество в борьбе с немецкими захватчиками награждены орденами и медалями. Весь личный состав стремится завоевать гвардейское знамя части.
ГОЛОС: Замечательно. И мы не подведем.
КОМИССАР: Кто это так смело заявляет?
- Красноармеец Дмитрий Забесень! Я отлично владею винтовкой, пулеметом, автоматом. Из какого угодно оружия умею бить врага без промаха. Он вынул комсомольский билет, пробитый пулей и в крови. Во время выполнения особо важного задания комсомолец Забесень был трижды ранен в грудь и руку. Но он с честью выполнил задание и взял «языка».
КОМИССАР: Смотрите, товарищи, на этот документ. Он красноречивее всяких слов говорит о боевых делах комсомольца Забесень. Действуйте так же, как советский патриот т. Забесень, и гвардейское знамя завоюем наверняка.
Здесь спрашивали, когда пойдем в бой. Хорошие слова приятно слушать. Этот час недалек. Надо только каждому готовиться к этому ежечасно.
Нам предстоят еще большие бои. Но мы должны быть готовы ко всяким трудностям и победим. Не видать лопоухим фашистам прекрасных улиц Ленинграда. Раздавим гадину и сотрем с лица земли.


Рекомендация.



Политрук Н. Негинский

Комсомольское бюро подразделения, где комиссаром тов. Царев, обсуждает вопрос о рекомендации в ряды партии комсомольца Ямина Исхакова. Он рассказывает товарищам свою биографию.
Исханов по национальности узбек, сын старого кадрового рабочего из Ташкента. В сентябре прошлого года он ушел на фронт защищать свою Родину от немецких захватчиков. Участвовал в боях. Был ранен.
Исхакова дополнили товарищи.
Секретарь комсомольского бюро политрук т. Гайдин сказал:
- Небольшую группу наших разведчиков внезапно окружили немецкие автоматчики. положение было тяжелое, некоторые бойцы растерялись. Комсомолец Исхаков не потерял присутствие духа. Из винтовки он убил немецкого офицера, потом бросил гранату и устремился вперед. Он увлек за собой товарищей и бойца пробились сквозь вражеское кольцо.
Ямин Исхаков был стрелком, минометчиком. Сейчас он связист. Любовно, по хозяйски берется боец за порученное ему дело, старается как можно лучше изучить свою спациальность.
Комсорг роты сержант Коржин дополнил секретаря:
- Исхаков быстро освоился с новой для него работой линейного надсмотрщика. Под огнем врага он смело выходил на линию, исправлял обрывы. В свободное время изучал наставления, собирал и разбирал телефонный аппарат. Теперь Исхаков стал знатоком своего дела, уже сам помогает новичкам. Недавно у нас перестала работать связь. Бойца хотели идти на линию. «Погодите, - остановил их Исханов, - посмотрим сначала на месте». Он проверил зажимы у аппарата и оказалось, что именно здесь произошло замыкание.
Член бюро сержант Пообедан добавил:
- Он учится и сейчас, причем не только по своей специальности. Исхаков кроме того отлично стреляет, готовится сдать зачет на снайпера.
Бюро единодушно постановило рекомендовать комсомольца Исхакова в партию.

Трусу и шкурнику на свете не жить.



Красноармейцы: А Ахметов, В. Васильев, П. Голованов

Наш товарищ Саймулла Чайбеков увидел, что группа фашистов подбирается к нашим траншеям. Гитлеровцев на этом участке было гораздо больше, чем наших бойцов. Но Чайбеков не испугался. Он сказал нам:
- Погоди, ребята, не стреляй, подпустим их гадов поближе!
Когда фашисты подошли совсем близко, мы открыли огонь. Немцы не ожидали такого отпора и повернули назад.
Чайбеков был ранен в голову, он еле держался на ногах, но оставался в строю.
- Бейте их крепче, ребята! – кричал он. И хотя нас было мало, наша смелость победила.
Таких смельчаков, как красноармеец Чайбеков, у нас много, мы гордимся ими, берем с них пример. Зато ненавидим мы и презираем трусов. Об одном таком мерзавце, шкурнике и трусе мы хотим рассказать.
Иван Пискун раскрыл свое подлое нутро в первой же боевой операции. Рота шла в наступление. Вдруг Пискун заявил:
- Куда мы пойдем? Да нас немец минами забросает.
- Молчи, сволочь! – со злобой цыкнули бойцы на Пискуна. Но тот не унимался:
- Не пойду и баста.
Такая злоба закипела тогда в нас! Все мы идем в бой за Родину, с одной целью – разбить врага, а если придется умереть, то умереть героями. Каждый помнит присягу, помнит свой воинский долг. Ведь за свою семью мы сражаемся, за своих детей, за счастье, за Родину. Но у Пискуна видно не было ни чести, ни совести. Гнида, он думал только о том, как бы сохранить свою жалкую жизнь, дрожал за свою шкуру.
Шкурник и трус был тут же расстрелян. С такой мразью иначе поступать нельзя.
Мы бьемся за то, чтобы советский народ был свободным и счастливым. За нами великий город Ленина. За нами ленинградцы – героические советские люди, с честью выдержавшие все невзгоды и лишения. Они ждут от нас разгрома немецких собак, окопавшихся под Ленинградом. И мы выполним свой воинский долг, свой долг перед Родиной, перед ленинградцами! А если еще окажется среди нас мерзавец, вроде Пискуна – не жить ему на свете. Мы сами расправимся с ним. Он подохнет от нашей красноармейской пули. Жена проклянет такого мужа. Дети проклянут такого отца, покрывшего их позором.

Непобедим союз свободолюбивых народов.



Батальонный комиссар И. Алексеев

Бойцы и командиры подразделения, где комиссаром тов. Царев, с радостью и величайшим удовлетворением встретили весть об укреплении боевого содружества СССР с Англией и США.
Молодой боец-ленинградец т. Егоров сказал:
- Дни гитлеровской Германии сочтены. Союз советского, английского и американского народов непобедим. Мы все проникнуты одной мыслью – разгромить врага в 1942 году. Я участвую в боях с фашистами с начала отечественной войны, был ранен. Клянусь еще крепче драться с фашистами, мстить им за все их злодеяния.
В единодушно принятой резолюции бойцы, командиры и политработники обязались новыми боевыми делами ознаменовать весть об укреплении содружества СССР, Англии и США.


Защищая Ленинград, мы деремся за свою Украину.



Старший сержант С. Мазурик
К вам, бойцам-украинцам, мое слово. Вы знаете, что на полях нашей солнечной Украины идут сильные бои. Немецкие захватчики получают удар за ударом от нашей Красной Армии.
Страна наша тем и сильна, что все народы живут одной общей семьей. На нашей родной Украине бьют фашистов русские, казахи, узбеки, все советские люди сражаются за нашу Украину.
Мы же с вами стоим у ворот великого города Ленина. И наш долг перед Родиной, перед украинским народом – стойко защищать этот дорогой всей стране город.
Мы знаем, что, защищая Ленинград, мы деремся и за свою Украину. Будем же биться с врагом, не жалея ни крови, ни жизни своей, уничтожим гадов всех до единого.

Глубоко изучим итоги года войны.



Батальонный комиссар Ф. Царев

Среди бойцов и командиров проводятся читки и беседы о политических и военных итогах года отечественной войны. Намечены мероприятия по глубокому изучению этих материалов.
Мы проведем красноармейские собрания. Докладчики уже выделены. Беседы по каждому основному положению проводятся и будут проводиться среди бойцов с тем, чтобы каждый воин понял важность этих итогов и сделал для себя выводы: надо повышать боевую и политическую подготовку.


Боевые итоги.



В тот критический момент, когда лютый враг всего цивилизованного человечества, неистовый авантюрист Гитлер, обуреваемый безумным планом взять Ленинград, бросил на наш прекрасный город до 40 отборных стрелковых, танковых и моторизованных дивизий, окружавших и уничтожавших все на своем пути, - в этот опасный момент, когда ожесточенная борьба уже велась на подступах к самому Ленинграду, - наш молодой, только что сформированный и еще не вполне укомплектованный 55 отд. стр. полк (как он тогда наименовался) выступил на позиции. Это было 15 сентября 1941 года.
Хотя первые полтора месяца полк преимущественно находился во вторых эшелонах. Но, тем не менее, все время подвергался массированному артиллерийскому и минометному обстрелу, а кроме того, начиная с момента своего выступления из Ленинграда, сразу же сделался объектом усиленных бомбежек неприятельской авиации, особенно интенсивных в первые дни пребывания на фронте. В конце октября полк был выдвинут на самые передовые позиции и получил большой по протяжению фронта и немаловажный по значению оборонный участок, на котором бессменно простоял целых полгода.
К тому времени уже наступила преждевременная зима, выпал ранний снег, который так и не растаял. Начались морозы и всякие, связанные с ними трудности несения службы.
Враг, достигнув известных рубежей, начал прочно на них закрепляться и довольно долго не проявлял активности, ограничиваясь обстрелом нашего участка артиллерийским, минометным, пулеметным и ружейным огнем.
С нашей стороны наиболее серьезная операция была проведена 20 декабря 1941 года, когда по приказу высшего командования нашему полку было поручено отвлечь противника на себя, чтобы помочь выполнению общей задачи. Своими активными действиями нам удалось отвлечь внимание немцев от более важных участков наступления и оттянуть на себя значительную часть их огневых средств, тем самым, содействуя выполнению общей стратегической операции на широком фронте.
Такие демонстративные задачи, только в значительно менее крупном масштабе, поручались нашему полку несколько раз, при чем в действие вводились лишь отдельные мелкие группы, и поставленная им цель каждый раз успешно выполнялась.
Большую и опасную работу проделала наша пешая разведка. За полугодичное пребывание полка на передовой линии разведчики совершили свыше 100 ночных выходов, выполняя разнообразные задания. Правда, главнейшее из них – достать живого «языка», так и осталось неосуществленным, но напряженных усилий, рвения и мужества со стороны отдельных бойцов и командиров в этих делах было проявлено немало, и многие из них погибли в смелых ночных поисках, во время которых им не раз удавалось проникнуть во вражеские траншеи и иногда даже взрывать немецкие землянки с находящимися в них гансами.
Как же говорилось выше, противник долгое время держался довольно пассивно. Лишь 3 месяца спустя после нашего выхода на занимаемый участок обороны, немцы совершили свою первую вылазку. 31 января 1942 года под утро группа фашистов, пользуясь темнотой, пыталась напасть на участок 8-й роты, но своевременно обнаруженная, была обстреляна и отбита. Сутки спустя немцы вновь повторили свою вылазку, но с тем же результатом. В дальнейшем они еще несколько раз возобновляли свои вылазки. Иногда им удавалось подползти на очень близкое расстояние к нашим окопам, даже врываться в траншеи, но все потуги фашистов внедриться в наше расположение успехом не увенчались.
Самым серьезным и опасным для нас испытанием был налет, предпринятый немцами 15 февраля. В эту ночь они дважды пытались напасть на участок нашего 2-ого батальона, причем в первый раз действовала группа около 100 человек, второй раз – до 50-ти чел., т.е. во много раз больше числа наших защитников, оборонявших объектов нападения. Но последние сумели организовать такой стойкий и дружный отпор, что немцы, не смотря на огромный перевес в силах, вынуждены были откатиться назад, потеряв до 30 чел. и оставив одного убитого на поле боя.
По мере развития зимы и усиления морозов трудности увеличивались. Но ни тяжелые условия обороны, ни лишения, ни всякие другие неблагоприятные для нас обстоятельства. Связанные с блокадой Ленинграда, не смогли ни сломить, ни поколебать твердости духа и высокой сознательности наших защитников родины и великого города Ленина. Подавляющая масса бойцов, командиров и политработников в целом оказалась на высоте даже в самые трудные моменты и вполне справилась с возложенной на наш полк оборонительной задачей.
Самый критический для нас период настал в апреле, когда началось весеннее половодье. Выпавший за зиму снег растаял и хлынувшая вода затопила наши траншеи, землянки и огневые точки. Положение создавалось катастрофическое. Подразделения оказались лишенными укрытия и на виду у противника должны были спешно их восстанавливать. Все силы были брошены на борьбу со стихией, были мобилизованы все подразделения включительно до тылов. Пришлось проделать громадную работу по отливке воды из окопов, по устройству новых землянок и огневых позиций и отрывке траншей.
Немцы, прекрасно зная о производимых оборонительных работах, обрушились на нас всеми огневыми средствами, подвергая наших героических борцов с бушующей природой серьезной опасности, но в конце концов общими усилиями и огромным напряжением воли и энергии всего личного состава полка «водяное бедствие» было преодолено.
На фоне всех этих событий в полку развивалось и крепло истребительное движение. Сперва, теперь уже прогремевший на весь Ленинградский фронт и награжденный орденом Ленина Григорий Симанчук, уничтоживший 174 гитлеровца, потом знатные снайперы Бродяной, Пушба, Ларионов, Сударин, а за ними и целый ряд других товарищей, открыли свои истребительные счета и организовали регулярную охоту за фашистами. К концу апреля у нас в полку числилось 139 снайперов, и их меткими пулями было поражено 1489 немцев, а вместе с артиллерийскими, минометными и пулеметными расчетами число уничтоженных гитлеровцев достигло 2000 чел. Наш полк по заслугам приобрел репутацию одного из застрельщиков истребительного движения на всем Ленинградском фронте.
16 мая полку было вручено боевое знамя.
В полку имеется 10 чел. орденоносцев и медальеров, не считая тех товарищей, которые выбыли из нашего полка по разным причинам.
На примерах храбрых, отважных и активных бойцов, командиров и политработников воспитывались морально духовные качества людей. Многие культурно и политически выросшие товарищи стали стремиться в партию Ленина-Сталина. С каждым месяцем увеличивалось число заявлений о приеме в ВКП(б) и ВЛКСМ. Нужно отметить большой рост партийных кадров и в рядовом и в командном составе. За месяц парторганизация выросла на %, комсомол на %.
За время боевых действий, выпавших на долю нашего полка, росли и закалялись кадры командного и политического состава. Много отличившихся в бою и хорошо зарекомендовавших себя в несении службы младших командиров были продвинуты на командные должности и немало достойных рядовых бойцов получили звание младших командиров и зам. политруков. Многие средние командиры и политработники повысились в званиях, целый ряд командиров взводов выдвинуты на должности командиров рот или их заместителей, а некоторые из наиболее способных ротных командиров стали командирами батальонов. Ни один десяток младших командиров и красноармейцев были командированы на курсы, откуда часть вернулась обратно в полк со званием младших лейтенантов и даже лейтенантов.
Подводя итоги нашего 7-ми месячного пребывания на передовых позициях в условиях боевой обстановки, можно прямо сказать, что по общему признанию нести оборону мы научились. Теперь, находясь во 2-м эшелоне, мы должны ни на минуту не забывая приказа тов. Сталина №130 использовать имеющееся время с максимальной продуктивностью, чтобы быть вполне подготовленными и успешному разрешению предстоящих нам в недалеком будущем боевых задач наступательного характера по окончательному разгрому фашисткой нечисти в текущем 1942-м году.

Телефонист Солодухин.



Ст. политрук В. И. Орлов

Один из солнечных апрельских с хорошей видимостью день. Озлобленные отличной работой наших всех видов оружия славных снайперов, враги открыли интенсивный артиллерийский огонь по излюбленной цели вблизи расположения командного пункта полка.
Тяжелые снаряды с воем, визгом и грохотом рвались у землянок. Вот один из них разорвался на окраине кладбища. Через несколько секунд разорвался другой в полутора метрах от землянки личного состава связистов. Грохот, звон разлетевшегося вдребезги зеркального, заделанного в раму, стекла. Посыпавшаяся с потолка земля. Сорванная с крепких петель дверь…
Связисты посмотрели друг на друга, как бы считая все ли целы. Целы все. Невольно сорвалось по адресу врага крепкое слово и снова, как ни в чем не бывало, за продолжение начатой работы.
Вновь далекий артиллерийский выстрел. Звук полета приближающегося снаряда. Разрыв. И все на момент стихло. Но вот еще и еще один разрывы. На этот раз два снаряда угодили у входа в центральную телефонную станцию. Распахнулась с треском дверь. Мигалка погасла. Разлетевшимся на куски стеклом ранило в лицо дежурного на коммутаторе телефониста тов. Солодухина.
Появившаяся кровь на лице не отвлекла мелькнувшую мысль: А что со связью? Скорее за трубку. Вызов. В ответ – молчание. Вызов второй. Третий. Четвертый…все молчит.
Быстро, не медля ни секунды, выбежал он из блиндажа наверх и быстро принялся за работу. Разрывом вражеского снаряда порван жгут проводов, его концы смотрят из воронки, как кровеносные сосуды из раны. Пучок спутанных, порванных проводов для несведущего человека непоправимое дело. Но ведь он опытный лучший связист в роте, вложивший всю душу в свою любимую «паутинку».
Несколько минут и линии основных направлений работают. Остальные восстановят другие, а телефонист на коммутаторе Солодухин через кучу земли, расщепленных бревен и досок снова спешит работать на коммутатор и снова звучит его спокойный голос: «Победа слушает».

Взаимодействие воздушных и наземных истребителей.



Мл. лейтенант М.Ш. Цужба
За время моей истребительной практики мною всего было уничтожено 125 фашистов. И не хвастаясь, должен сказать, что, как правило, я на каждого гада затрачивал не более одной пули. Подавляющее большинство поражалось мною первого же выстрела.
Но вспоминаю случай, когда на одного ганса мне пришлось израсходовать не одну и не две, а даже три пули. Опишу вкратце этот эпизод.
Стоял погожий апрельский день. Воздух был чист и ясен. Видимость отличная. Весеннее солнышко ласкало и пригревало землю, на которой с каждым днем оставалось уже все меньше и меньше выпавшего за зиму снега.
Я находился на своей обычной снайперской охоте. Охота в этот день была довольно удачна: тремя выстрелами мне удалось подстрелить 3-х немцев, занимавшихся откачкой воды, заливавшей в те дни в период весеннего половодья как наша, так и вражеские траншеи. Не довольствуясь уничтоженной тройкой, я продолжал наблюдение за противником.
Вдруг послышалось гудение пропеллеров и, через каких-нибудь несколько секунд, я мог ясно различить восемь наших воздушных истребителей, почти бреющим полетом пролетающих над германскими траншеями и поливавших их пулеметным огнем. Почти одновременно по ним открыли ответный огонь немецкие зенитные пулеметы, причем один из них как раз в сфере моего наблюдения на участке, отстоящим от нашего переднего края на 400-600 метров.
Не теряя ни одной секунды, я решил сейчас же снять фашистского зенитчика раньше, чем он успел бы причинить какой-либо вред нашим самолетам. Но сгоряча я видимо слишком поторопился, недостаточно метко прицелился и промахнулся. Пуля ударилась в бруствер неприятельского окопа. Немец убежал и спрятался. Наши истребители тем временем благополучно улетели, не понося никакого ущерба.
Но я решил дождаться появления спрятавшегося немца, зная, что он все равно раньше или позже должен вернуться к своему пулемету.
Ждать мне пришлось долго. Возможно, немец чувствовал, что ему уготована ловушка и, чтобы избежать её, старался оттянуть как можно больше времени. Но мне хотелось во чтобы-то ни стало пересидеть и выждать намеченную мною дичь, а потому, вооружившись терпением, я, не двигаясь с места, с неослабным вниманием наблюдал за одиноко торчащим зенитным пулеметом.
Прошло часа три. Вечерело. Солнце уже склонялось к закату. Но, благодаря ясной погоде, видимость продолжала оставаться хорошей.
Наконец к моей великой радости немец выполз из своего укрытия и начал осторожно пробираться к пулемету.
Мне только этого и нужно было. Я взял фашиста на мушку и в следующий момент он, опрокинувшись, уже лежал на боку.
Пулеметчик был подстрелен, но не убит, т.к. я заметил, что он, лежа, повернул голову в мою сторону, как бы желая узнать, откуда раздался сразивший его выстрел. Пришлось пожертвовать еще одной пулей. И после второго выстрела добитый немец остался лежать неподвижно.
Вот один из немногих случаев, когда мне на одного фашиста пришлось затратить целых три пули. Но, принимая во внимание, что мною в этот день тремя другими пулями было убито еще три ганса, то в конечном итоге результат получился совсем неплохой: за 4-х мертвых фашистов отдать 6 пуль право не жалко.


Всегда впереди
-коммунисты одной роты-



А. Бейлин

Красноармеец Смирнов, умелый и бывалый воин, говорил своим друзьям:
- Я получил сегодня партийный документ. Мне сказали, что право носить его я завоевал в боях. А я так думаю, что это великое доверие мне придется еще оправдать…
Бойцы, сидевшие в землянке, попросили политрука рассказать о том, как сражались с врагом коммунисты роты. Внимательно слушали они волнующий рассказ о партийной чести и долге, о воинской доблести…
Предстоял бой. Рота, заняв исходные позиции, готовилась к броску. На огромном поле рвались снаряды и мины, вражеские пули со свистом пролетали над головой. Казалось, нет пути вперед. И тогда перед бойцами выросла фигура политрука Петра Юршичко. С громким возгласом: «За Родину, за Сталина!» он бросился на врага. Бойцы едва поспевали за ним.
Увидев внезапно налетевших советских воинов, немцы заметались, стали беспорядочно стрелять. Петр Юрчишко швырнул гранату далеко к фашистским землянкам. Примеру политрука последовали бойцы. Завязался жаркий бой.
Вражеской пулей Юрчишко пробило обе щеки, он лишился возможности говорить. В землянке, куда принес его с поля боя боец, Юрчишко написал: «Отсюда я никуда не уйду». Ему перевязали раны. До конца боя оставался политрук на командном пункте роты. Он пересиливал боль, он хотел, чтобы товарищи знали, что коммунист т. Юрчишко не ушел от них в тяжелую минуту.
Политрук вышел из строя, но подразделение его выполняло задачу. В бой шли коммунисты, воспитанные им, бесстрашно увлекавшие бойцов вперед.
Отгремел бой. На место выбывших из строя встали новые люди. Воины, отличившиеся в боях, пополнили ряды партии.
Славой бесстрашного командира пользовался Михаил Колпаков. В партию его принимали перед одним боем. Командир был взволнован.
- Вот будет бой, говорил он, немцы узнают, как дерется коммунист Колпаков…
Когда взвилась в воздух ракета-сигнал, вместе со своими бойцами бросился командир в атаку. В самых горячих местах появлялся он, уверенно гремели его команды над полем боя.
Пуля врага настигла бесстрашного командира. Молодой боец Николай Рожков склонился над телом героя и сказал: «Мы отомстим за тебя!»
Прошли дни. Николай Рожков теперь политрук роты. Этого комсомольца приметил комиссар подразделения тов. Царев. С первых дней пребывания в полку юноша проявлял недюжинные способности. Он был смелым красноармейцем. Поручили ему командовать отделением. Он отважно вел бойцов в бой. На фронте Рожкова приняли в партию.
Комиссар видел, как молодой коммунист Рожков добивался, чтобы все бойцы стали мастерами своего оружия, истребителями, как на опыте учит он бойцов мужеству и стойкости.
И молодого коммуниста выдвинули на должность политрука.
На днях командование за отличное выполнение важной боевой задачи объявило политруку Рожкову и его бойцам благодарность.
- Мы работали так, как должны работать большевики ответил политрук Рожков.


Командир роты Пётр Бирин.



Батальонный комиссар Г.В.Шестаков.

Пётр Абрамович Бирин был учителем народной Советской школы. Воспитание молодёжи советского поколения принадлежало ему по праву, как молодому учителю, получившему образование в Советской стране. Его родители даже не представляли себе, живя в царской России, что их сын Пётр будет учителем. «Образование я получил при Советской власти, она меня вырастила в культурно-образованного человека, Советская власть дала право трудящимся на образование», так он беседовал с бойцами вверенной ему роты.
22 июня 1941 года, в день вероломного нападения на священную землю Советского Союза фашистской Германии, народный учитель Бирин уже в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии, призванной защищать родное Отечество от варварского нашествия фашистских захватчиков. Пётр Бирин, с душой патриота своей Родины, становится грудью на защиту великого города, любимого всей страной – города Ленина. Будучи командиром роты, он неустанно воспитывает бойцов священному долгу – до последней капли крови защищать свою Родину.
Указание тов. Сталина – «истреблять немецких оккупантов всех до единого, пробравшихся на нашу территорию» - для Бирина становится боевой задачей. Истребители его роты успешно проводят «охоту» за фашистами и он сам становится во главе истребителей.
Эсэсовцы – палачи Гитлера, не выполнив разбойничьей задачи фюрера взять Ленинград, перешли к авантюристической работе. Попытки лживой агитации из фашистского рупора сломить стойкость наших бойцов терпят крах. Бирин из траншеи, на голос фашистской лжи отвечает: «Не выйдет, грабители, не обмануть Вам, собакам, продажным шкурам Гестапо наших бойцов, вот Вам … в фашистскую пасть». И из имеющейся при нём винтовки он посылает ряд пуль в фашистских разбойников.
Зима, вьюга, снежные метели заносят траншеи и хода сообщения участка нашей обороны. Лейтенант Бирин мобилизует бойцов и командиров к очистке траншей и ходов сообщения.
Почти 7 месяцев тяжёлой обороны подступов к Ленинграду проводит со своим подразделением командир роты тов.Бирин. Ни вершка назад. Не одну попытку врага, пытавшегося пробраться к нашим траншеям, отбивали бойцы его роты. Неоднократно сам он с небольшой группой бойцов принимал непосредственное участие в разгроме вражеских вылазок, и не мало фашистских собак осталось в дни суровой зимы, за противотанковым рвом, от пуль и гранат самого Бирина и его бойцов.
В дни Великой Отечественной войны с немецкими захватчиками, отважный командир связывает свою жизнь с партией Ленина-Сталина. Вступая в ряды ВКП(б), он в своём заявлении писал: « За дело Советского народа, за правое дело нашей борьбы, я хочу громить немецких захватчиков, с высоким званием члена Коммунистической партии».
Боевая жизнь стойкого командира приостановилась на боевом посту. 4 апреля 1942 года, проходя по траншее и просматривая хорошо ли замаскировали себя истребители фашистских гадов, Бирин был сражён пулей вражеского снайпера.
Бойцы и командиры его подразделения не пали духом. Они поклялись над трупом своего командира отомстить за него кровью и жизнью десятков фашистов и обещали, что они подготовят себя и будут такими же стойкими командирами, как он – Бирин. Бойцы т.т. Епифанцев, Голованов, Петухов и Ахметов готовятся стать командирами взводов. Следуя примеру своего командира и выполняя приказ тов.Сталина № 130, они станут лучшими командирами – мстителями за жизнь своих погибших командиров.

Изучив врага – истребляй его!



Лейтенант Н.З.Славников.

Находясь на переднем крае нашей обороны с 20 декабря 1941 года, я включился в начавшееся тогда истребительное движение немецких гансов – открыл свой счёт.
В своей заметке я хочу поделиться опытом истребления фашистов, как из группового оружия – миномёта, так и из винтовки.
Прежде чем открыть счёт, я основательно разведал передний край противника, его огневые точки, места сбора и время появления гансов, а также направления их передвижений.
Истребительный счёт я открыл, убив сразу 3-х немцев.
Вот как это было. С утра 11 января разыгралась сильная пурга. Ветер нёс падающий снег. Образуя белую пелену, за которой плохо было видно передний край противника. Немцы, пользуясь плохой видимостью, организовали оборонительные работы. В наиболее сильные порывы ветра, когда снег редел, я мог наблюдать за ними. К полудню снегопад прекратился, но немцы продолжали работать. Используя бинокль, я определил расстояние до них и не замедлив, открыл огонь из винтовки. Результат – три застреленных ганса.
В дальнейшем я увеличил свой счёт, доведя его до 5. Миномётный взвод, которым я руководил, был целиком истребительским. Групповое оружие, которым является миномёт, помогло нам при нашей активной обороне, беспрестанно держать немцев в напряжении, не давая им ни на минуту отдыха. Все групповые цели, где и когда они бы не появлялись, брались нами на прицел и либо быстро уничтожались, либо подавлялись.


БМП в обороне



Ст. военфельдшер П. Рассакин.

Основная задача БМП 3-го батальона, как и всех других служб полка – содействие боевой мощи своего подразделения и это достигалось: 1) предупреждением болезней, особенно заразных, путём профилактической работы, направленной к сохранению здоровья бойцов; 2) скорейшего и 100 % восстановления боеспособности и трудоспособности личного состава, выведенного из строя по ранению или по болезни.
Пострадавшие в обороне бойцы и командиры выносились из опасной зоны под артиллерийским, миномётным огнём противника в более спокойные места, где им оказывалась медицинская помощь. В этом опасном деле преданными патриотами Родины показали себя санитары т.т. Матюхин, Ваулин и Шнырёв. Вынос раненых с поля боя, иногда, задерживался вследствие интенсивного неприятельского огня, или недостаточного числа санитаров, но это было редким исключением. Первая помощь и вынос раненых производился следующим образом: перевязка ран в целях предохранения от загрязнения и остановка кровотечения делались товарищем - бойцом или санитаром на месте, дальнейшая же обработка производилась в специально отведённых местах санинструктором или военфельдшером. Для облегчения и скорейшей эвакуации раненых с поля боя, они собирались в группы-гнёзда раненых в укрытые от обстрела противника места, откуда и направлялись на БМП.
В условиях суровой зимы, в жёсткой обороне, когда не было возможности проводить санитарно-гигиенические мероприятия в подразделениях, личный состав полка крайне нуждался в своевременной бане и смене белья. ПМП было расположено в 8-10км от переднего края обороны и при всех прочих трудностях не представлялось возможным периодически мыть и менять бельё бойцам и командирам в положенные сроки. Тогда у работников БМП зародилась мысль устроить баню с дезкамерой непосредственно за линией фронта, в полуразрушенном доме ближайшей деревни. Эту мысль небольшой коллектив БМП претворил в жизнь и через 4-5 дней баня и дезкамера уже были готовы и бойцы получили возможность регулярно мыться в бане и менять бельё, затрачивая на это вместе с дорогой туда и обратно всего 2-3 часа.
Баня работала без перебоев и мы дорожили её репутацией. Не было отбоя желающих мыться в нашей бане. Воинские части – соседи, не имевшие бани, с завистью смотрели на нашу баню и обращались к нам за помощью, а мы, неизменно шли им навстречу. Бойцы и комполитсостав полка были очень довольны этой баней и в номере 485 от 13 февраля 1941 года «Боевой Красноармейской газеты» принесли благодарность её организаторам и обслуживающему персоналу в лице ст.военфельдшера т.Рассадина и санитаров т.т.Ваулина и Шнырёва. Много стараний также приложил и дезинфектор т.Бабичев, безотказно обслуживавших бойцов в любое время суток.
Несмотря на все трудности и потери в личном составе самого БМП, коллектив его с честью выполнил поставленные перед ним задачи и готов в дальнейшем с ещё большим успехом продолжать борьбу за сохранение здоровья и жизни личного состава батальона, а в предстоящих ближайших боях с немецкими оккупантами ещё больше повысить боевую готовность БМП.


"174"



Старший сержант орденоносец Г.СИМАНЧУК.

Увидел я однажды, что группа немецких солдат подкатила к землянке пожарный насос – воду откачивать. Решил я – устанут немцы, сядут кучкой отдыхать, закурят, вот тогда удастся их побольше уложить. В этот раз, кроме винтовки, был у меня с собой и ручной пулемёт.
Мои предположения оказались верными. Вскоре все 8 немцев собрались вместе. Дал я по ним одну очередь, другую. Семь гитлеровцев упали замертво. Восьмого я уложил выстрелом из винтовки.
Час спустя к одной из землянок подошли два офицера. Оживлённо разговаривают, торопятся. Дал я короткую очередь из пулемёта. Удачно. Услышав выстрелы, выскочил из землянки ещё один офицер. Не ушёл от пули и он.
Немцы открыли миномётный огонь. Осколки пролетели над головой. Но, я, сменив позицию, хорошо укрылся на новом месте и был неуязвим.
Долго высматривал я, откуда же это немцы бросают мины? Наконец, обнаружил миномёт, дал по нему несколько очередей. Миномёт замолчал.
Теперь в поединок со мной вступил вражеский снайпер. Долго я разыскивал, пока не заметил, что за трубой на крыше одного дома что-то шевелится. Выждав удобный момент, я выстрелил. Кубарем покатился немец с крыши.
13 солдат и 2 офицера – таков был итог дня. Всего же на моём истребительном счету 174 фашистских бандита.


Они отдали жизнь за свою родину – за Ленинград



Ст.лейтенант Ф.И.БЛИНОВ.

Семь с половиной месяцев провёл наш полк на позициях, из них последние 6 месяцев – на самой передовой линии, в близком и непосредственном соприкосновении с противником, отстоя, на некоторых участках, всего на несколько десятков метров от его переднего края.
Основная задача, возложенная на наш полк – удержать врага и не дать ему прорваться к Ленинграду, была нами полностью выполнена: противостоящим нам германо-фашистским войскам, за всё это время, не удалось продвинуться ни на один вершок дальше тех рубежей, которых они достигли ещё в сентябре прошлого года.
Но нельзя сказать, чтобы наш полк ограничивался бы одной пассивной обороной, т.е. стоял на месте и заботился бы лишь об удержании своих позиций. Нет, та оборона, которую мы вели с ноября по конец апреля вполне заслуживает быть названной активной обороной, в полном смысле слова.
Не говоря уже о крупной наступательной операции 20 декабря 1941 года, нашему полку пришлось участвовать в ряде подобных операций, содействуя наступательным действиям соседних войск, в целях демонстрации и отвлечения на себя значительной части огневых средств противника. Кроме того, нашему полку удалось отбить ряд ночных вылазок немцев, делавших попытку в разных местах прорвать передний край нашего расположения, причём иногда нашим немногочисленным подразделениям приходилось иметь дело со значительно превосходящими их силами врага. И, наконец, чуть ли не каждую ночь действовали наши разведывательные группы, предпринимавшие смелые поиски, неоднократно проникавшие вглубь неприятельского расположения, устраивавшие засады, разбросавшие за полгода свыше 20 тысяч листовок и т.д.
Если к этому добавить действия наших снайперов, артиллеристов и миномётчиков, то можно сказать, что мы не давали ненавистному врагу ни минуты покоя, всё время тревожа фашистов в их окопах и ДЗОТах и систематически нанося им серьёзный урон.
При таком активном методе обороны, разумеется, мы понесли неизбежные потери. В зимних боях с фашистскими оккупантами геройской смертью погибли лейтенанты А.Е.КАТУСЕВ и А.П.РУЗНИКОВ, мл. лейтенанты Н.С.КУЗНЕЦОВ, И.Н.ТЕПЕРИКОВ, И.Н.МОКШИН и Л.Х.ЛЕСОВЕЦКИЙ, тяжело были ранены политруки П.У.ЮРЧИШКО и И.Я.ИОФФЕ.
Позднее, также при исполнении служебного долга, погибли на свеем посту способные, молодые многообещающие командиры рот: лейтенант А.Д.АКСЁНОВ, ст. лейтенант П.А.БИРИН, ст. лейтенант КОЛПАКОВ, лейтенант Я.Л.ЛАЗАРЕВ и много других отважных бойцов, командиров и политработников, достойных, храбрых и очень ценных для нас людей, беззаветно преданных нашему общему делу, делу партии Ленина-Сталина.
Некоторых наших товарищей, которые сами участвовали в выпуске № 1 нашего Журнала или являлись объектами помещённых в нём статей – теперь уже не стало. Например, бойцы взвода пешей разведки А.П.ЖАРКОВ, И.Н.НИКОЛАЕВ, а также политрук того же взвода М.Т.ЛАРИОНОВ, проделавшие столько смелых и рискованных поисков, успешно охотившиеся за фашистами, как снайперы, пали смертью храбрых, упорно домогаясь поимки «языка».
И ещё нельзя не упомянуть из числа младшего начальствующего и рядового состава таких выдающихся воинов, как, например, А.И.ЕЛАГИН, В.Н.КАШТАНОВ и А.И.ЕВСТРОПОВ, сложивших голову, защищая свободу и независимость своей Родины.
Некоторые из этих товарищей, как, например, лейтенант КОЛПАКОВ и политрук ЛАРИОНОВ, столько месяцев беспрерывно находясь на фронте и постоянно подвергаясь смертельной опасности, ни разу не будучи ранеными – погибли всего за несколько дней до отвода полка с передовых позиций, а красноармейцы т.т. КАШТАНОВ и ЕВСТРОПОВ были убиты в самый день нашего ухода.
Наш священный долг – в предстоящих в близком будущем боях – достойным образом отомстить германо-фашистским захватчикам за смерть этих доблестных людей, отдавших свою жизнь для защиты нашего прекрасного города Ленина от нашествия коварных врагов.

Младший лейтенант Михаил Цушба



А.БЕЙЛИН.

Михаил Цушба родился в одном из селений Абхазии.
Цушба знает, что здесь, у далёкой и холодной северной реки, у стен незнакомого, но близкого ему великого города, сражаясь с врагом, он защищает и своё горное селение, и своё море, и свой дом, затерявшийся среди скал, и семью свою, которая благословила его на подвиги.
23-летний младший лейтенант Михаил Цушба подружился с молодым украинским парнем Григорием Симанчуком. Узнав о подвигах прославленного истребителя фашистов, Цушба решил тоже открыть свой истребительный счёт.
Он стал учиться у Симанчука. И вскоре уже сам стал учителем молодых снайперов. 8 марта впервые вышел Цушба на рубеж и уложил первого гитлеровца. Потом начались дни, полные увлекательных событий, которыми богата боевая жизнь истребителя фашистов.
Однажды Цушба заметил, как во вражеской траншее шагает гитлеровец. Через плечо у него была перекинута планшетка. «Не иначе, как офицер, - подумал Цушба, - подстрелим их благородие».
Он стал наблюдать за траншеей противника. Немец подошёл к землянке. А когда он поравнялся с местом, которое было пристреляно снайпером, Цушба сразил его. Фашист упал в грязь, поднялся было, а потом снова и уже навсегда свалился на землю.
В другой раз Цушба вступил в поединок с немецким снайпером. Снайпер этот несколько дней не давал покоя нашим бойцам. А откуда он бил – трудно понять.
Отправившись на рубеж с красноармейцем Петровым, Цушба захватил с собой чучело.
- Сейчас мы перехитрим ганса, - сказал Цушба, -привяжи к чучелу верёвку, оставь его здесь.
Петров и Цушба поползли вперёд. Немецкий снайпер заметил их и открыл огонь. Тогда они залегли. Петров дёрнул за верёвку, притягивая к себе чучело. Немец стал бить по чучелу, а Цушба наблюдал. Под брёвнами одного из разрушенных домиков блеснул огонь. Цушба прицелился и выстрелил. Красноармеец Петров выдел в бинокль, как упала винтовка и слетела с головы немецкая каска.
Младший лейтенант Цушба истребил уже 125 гитлеровцев. Он знает, что каждая пуля, пущенная им в сердце врага, расчищает путь к большой жизни, которая предстоит ему, молодому абхазскому парню.

Об истреблении 3-х гансов



Мл.лейтенант И.П.ЧИКАРЕВСКИЙ.

Прибыв 18 февраля 1942 года в наше подразделение и сразу же попав на передний край обороны, я вскоре включился в число истребителей германских фашистов.
Первый убитый мною фриц был подносчиком патронов.
Открыть мой истребительский счёт и изучить особенности переднего края противника. Мне помог лейтенант П.З.Славников. Я терпеливо выслеживал немцев на местах и направлениях, указанных мне им. Вот краткое описание охоты на 3-х гансов, в отдельности на каждого.
1.) Стоял прозрачный и морозный мартовский вечер. Весна чувствовалась в лёгкости воздуха и в тёплых лучах полуденного солнца, когда на кочках и буграх снег становиться черновато-ноздреватым, а кое-где слышится карканье грачей. Ночь приближалась очень медленно. Казалось, что день не хочет уходить без борьбы и ночь не имеет сил побороть его. Но, когда сумерки всё же сгустились и стало темно, двое немцев повезли боеприпасы к ДЗОТу и тут, одного из них, моя пуля пригвоздила к земле.


Связисты.



Старший политрук В. И. Олов

Апрель. Солнце по-весеннему припекает. Быстро сходит снег. Все низменности залиты водой.
В работе телефонной сети, организованной на колючей проволоке, голым проводе и другом подручном материале, появились во множестве неполадки. В дополнении к этому, отогревшиеся на солнышке гады, начали проявлять усиленную активность, посылаю в нашу сторону, в безграничной злобе, снаряды, мины и дождь свинца.
Провода, как оборванные струны, с замирающим звуком рвались в куски, далеко разлетаясь в стороны. Вражеский огонь и некоторые непреложные законы физики стали злейшими врагами Связистов.
Враги повели на связь интенсивное наступление, вызвавшее весьма напряженную работу всего личного состава.
Но наших связистов, видавших виды и побывавших в разных переделках ничем не удивишь. Связисты к отражению наступления были готовы.
Связь в телефонной сети беспрерывно, то на одной, то на другой линиях нарушалась. Командование, временами лишалось возможности руководить боевой работой отдельных подразделений. К связистам обстановка предъявляла требование быстроты восстановления связи. Нужны были высокие человеческие и боевые качества стойкость, смелость, выносливость, способность работать по грудь в ледяной воде и с беспредельной готовностью идти на всё, для дела защиты своей родины.
Все эти качества у связистов нашлись, и в любое время суток можно было видеть уставшего и промокшего до нитки, но улыбающегося связиста, докладывающего о восстановлении не работавшей линии. Товарищ Потопаев, будучи раненным осколком вражеской мины, отказался пойти в санчасть на излечение и помогал всем, что было в его силах, своими товарищем.
Да, все работали неплохо, будет, что вспомнить и рассказать детям, родным и товарищам о боевой страде 1942 года, но дольше всего сохранится в памяти отличнае самоотверженная работа комсомольцев - связистов товарища: Ляшенко, Степанова и Храброва, которые в этот трудный период выполняли задания с полным сознанием своего долга, долга защитников Родины и любимого страной и нами города Ленина.



Все бойцы – истребители



Лейтенант Н.З. Славников
Все люди моего взвода – активные истребители оккупантов. Особенно успешно бьет гитлеровцев расчет нашего кочующего миномета.
Заметил я, что немцы по вечерам, в определенный час пробираются по одной из траншей за ужином. Я давно пристрелял эту траншею из миномета. Как-то три расхрабрившихся солдата шли вместе по траншее. Я взял незадачливых вояк в узкую вилку. Так гитлеровцы и не дошли до своей кухни.
Взвод минометчиков, которым я командую, в последнее время стал истребительным. Каждый из бойцов и командиров помимо коллективного истребительного счета имеет и свой личный счет, бьет немцев и из личного оружия – винтовки. Так, например, Комаров уничтожил 10 немцев, Славников и Яничев – по 4, Табунщиков – 2.
Это только начало. Мы будем с еще большим упорством истреблять фашистское зверье.


Мой опыт



Красноармеец Б.С. Фагелов
Я, красноармеец Фагелов Борис Сергеевич, освоил снайперскую винтовку под руководством младшего лейтенанта тов. Цужба. Он меня пригласил пойти вместе с ним истреблять немцев. Я спросил у тов. Цужбы: «А как из нее стрелять и как установить прицел и дальность?». Тов. Цужба мне детально рассказал, как обращаться с винтовкой, я все это понял и усвоил, а потом мы пошли с ним на охоту по уничтожению фашистов.
Дошли до переднего края обороны, выбрали место и замаскировались. Тов. Цужба дал мне снайперскую винтовку, а сам стал наблюдать в бинокль. Посмотрели через оптический прицел, видим – прямо перед нами работает группа немцев. Тов. Цужба велел мне открыть огонь по противнику. Я выстрелил, но первой пулей промахнулся, а вторая попала прямо в немца.
Я посылаю третью пулю, тогда упал второй фашист, и мы вместе с Цужбой засмеялись, как немцы падают от русских пуль.
Когда я убил двух немцев, остальные залегли и ползком уползли в траншею. После этого немцы больше не появлялись. Я все время держал винтовку на прицеле и ждал, через 3 ½ часа я передал снайперскую винтовку тов. Цужбе, а тот передал мне бинокль. Смотрим, идут немцы. Тов. Цужба начал стрелять. Стреляет он очень метко, каждой пулей поражает немцев. 4-х фашистов убил тов. Цужба, остальные все разбежались. После этого мы еще долго ожидали появления новых фашистов, но те так больше не показались.
И так на первый день нашей охоты мы уничтожили вдвоем 6 немцев. Пошли домой. Я был очень рад, что на первой охоте застрелил двух фашистов. Придя в землянку, я стал думать, как уничтожить их побольше. 7 апреля пошли второй раз на охоту, тоже с тов. Цужбой. В этот раз я уничтожил 4-х немецких гадов и с тех пор я задался целью ходить на охоту каждый день регулярно и уничтожать фашистов.
Я охотился за ними так: сначала ночью пойду подготовлю место и не одно, а два-три, чтобы противник не мог меня обнаружить. Как только на одном месте обнаружат, так я быстро переползаю, плотно прижавших к земле, на второе, заранее приготовленное место, и с нового места начинаю обстреливать гитлеровцев.
И таким путем я подготавливал места, делал пристрелку тоже ночью, трассирующими пулями по немецким землянкам, а днем уже точно ставишь прицел и начинаешь стрелять по фашистам на расстоянии 300-400 метров. Я старался обмануть немцев: сперва обнаружишь себя, а потом быстро переползаешь на новое место и со второго места, которое противник еще не знает, начинаешь стрелять туда, где враг ведет огонь пулеметный или снайперский.
За все время я уничтожил 15 немецких фашистов, и дальше буду уничтожать их больше и лучше.
Беру обязательство выполнить приказ тов. Сталина и сделаться инструктором оружейного дела и снайперского огня.


Память К. М. Лескова



Ст. лейтенант Ф. И. Блинов

Самое близкое и деятельное участие в организации выпуска №1 нашего журнала принял младший политрук Климентий Михайлович Лесков.
Тов. Лесков являлся фактически первым редактором журнала, вложившим в него громадный личный труд – и творческий и технический. При этом нужно особо отметить, что тов. Лесков работал так усердно и интенсивно, уже будучи серьезно болен и не успев закончить работу по подготовке журнала к изданию, был направлен в санчасть полка и через непродолжительное время скончался 19 апреля 1942 года.
К. М. Лесков с юных лет занимался литературой, и многие из его произведений в свое время помещались в различных украинских печатных изданиях.
Тов. Лесков недурно владел стихом, и несколько его стихотворений на современные темы были минувшей зимой напечатаны в «Боевой красноармейской газете».
В №1 нашего журнала «Снайпер» помещены 4 стихотворения тов. Лескова.
Нельзя не вспомнить без чувства теплой благодарности об этом столь рано сошедшим в могилу товарище, так много и активно проработавшим для нашего журнала в его самый трудный организационный период, а также честно стоявшим на посту политрука саперной роты, где он пользовался общей любовью и уважением бойцов и командиров.


Песня 187 стрелкового полка


Слова и музыка к-ра музвзвода А.В.Рабиновича

Наш полк родной, как вся страна Советов
Встал на защиту Родины своей.
И в дни суровые для ленинградцев
Пошёл он в бой, разить врага скорей.

Припев.
В бой на врага,
Бойцы героя нашего полка,
За Родину, за Сталина вперёд!

Гранитной стали мы скалою
У стен священных города борца.
Лавиной грозной, дружною семьёю,
Чтобы поразить под Пушкиным врага.

Припев.
В бой на врага,
Бойцы героя нашего полка,
За Родину, за Сталина вперёд!

Как Симанчук разить будем фашиста –
Приказ наркома выполним мы в срок.
И разобьём заклятого нациста,
Во славу Родины своей споём.

Припев.
В бой на врага,
Бойцы герои нашего полка,
За Родину, за Сталина вперёд!



Прошел уж год


Батальонный комиссар А.Т. Панаско

Прошел уж год, как мудрый Сталин
Призвал народ к борьбе с врагом.
Лавиной грозной, стеной стали
Сыны в краю своем родном.

Гранатой, пулей, миной, танком,
Правдивым словом и волной
Народной мести оккупантам
Удар могучий нанесен.

Враг дерзкий, злобный и коварный
Был остановлен под Москвой,
Фашист надменный и нахальный
Мечтал кровавою рукой

Забрать Москву, Урал и Тихвин,
Забрать Донбасс и Ленинград,
Но вдруг попятился побитый
И был отброшен он назад.

Грозила Родине опасность,
Об этом Сталин говорил;
Теперь куем победы радость,
Нас мудрый Сталин научил!

Мы не одни в борьбе с фашизмом
За нами массы храбрецов,
Поднялся мир, борьба с нацизмом
Явилась честью для борцов.

Ведет к победе мудрый Сталин
Народ наш смелый, боевой.
За нами мио следит пристально
И шлет привет нам боевой.

Еще гроза не миновала,
Враг подлый силен и хитер,
Но огненного карнавала
Боится изверг Гитлер-вор.

Весна прошла, настало лето,
Остыл фашистов пылкий дух;
Завоевать страну Советов
Безумца план все ж не потух.

Прошел уж год, как мудрый Сталин
В июле, третьего числа
Бойцам задачу, цель поставил –
Разбить врага совсем, до тла.

Задачи эти и стремленье
Клянемся мы осуществить,
В году текущем, без сомненья,
Фашизм немецкий разгромить.



Боевые друзья


Славному 187 стр.полку
от его воспитанника
ст. лейтенанта Климанова Д.Г.

Из всего родного войска
Войска, бывшего в бою,
Я люблю наш полк геройский,
Больше всех его люблю.

Днем каким, иль в поздний вечер,
Там, где враг ходил, как волк,
Выступал ему навстречу
Наш родной стрелковый полк.

И страшней любой расплаты
Эти встречи чужаку,
Ой, хорошие ребята
В нашем доблестном полку!

Знают все поля и реки,
Знает весь родной народ:
Здесь поныне и навеки
Воля Сталина живет.

Весь в рассвете жизни новой
Он горит, как яркий свет,
Симанчук кует победу,
Двести фрицев в живых нет.

Мы по вражескому следу
Бьем врага в лесном краю,
Цужба вышел на подмогу,
Сотню стукнул наяву!

И гремит же наше войско
По истоптанным местам…
Командир у нас геройский
И геройский комиссар!

С ними все в огонь и в воду,
С ними в дым пороховой…
Вот за что любим народом
Славный полк наш боевой.



Разговор в траншее



Разговор в траншее
Скэтч в одном действии
Кр-ц Г.М. Капикраньян

Действующие лица:
Ганс – солдат фашистской армии дивизии СС,
Фриц – солдат-новобранец той же дивизии.
Разговор происходит на фронте в траншее на подступах к городу Ленина. Время – весна, ночь.

Ганс
 – с автоматом на плече стоит на посту, на нем френч солдатский, русская шапка-ушанка, горло обвязано кашне, на ногах ботинки с обмотками.

Фриц
 – красноармейская шинель без петлиц, немецкая кепка с фашистским значков, уши обвязаны через голову женским шарфом, уродливый, невысокого роста, а Ганс наоборот, - высокий, рыжий, неприятного вида, напоминающий больше разбойника.
Ганс
 – (поглядывая в сторону Фрица) - Фриц, а Фриц! Иди сюда! Иди, раскури со мной трубку! (Подзывает Фрица с соседнего поста. Фриц сначала не идет).

Фриц
 – (Лениво подходит к Гансу, тоже с автоматом) – А, что? Можешь угостить? А?

Ганс
 – Да! Что и говорить! Гретхен мне писала, что послала немного табаку, фу ты черт! Не послала, а только хотела послать, но представь себе, не разрешают посылать. Она пишет, что весь транспорт занят под перевозку раненных.

Фриц
 – Ну ладно, довольно тебе, Ганс! Давай табаку. (Ганс достает табаку, они оба набивают трубки).

Ганас
 – Слушай, Фриц! (Говорит ему на ухо). Я тебе скажу новость, только ни-ни, никому. Слушай, вчера наш ефрейтор говорил, что Гитлер даст приказ о весеннем наступлении. Ты представляешь, Фриц! Весеннее наступление! Хи..хи..хи. как легко говорить! Кто же будет наступать? Сам фюрер, наверное!

Фриц
 – (В сторону Ленинграда) – Видишь, там вдали? Это виднеется Ленинград, но ты его скоро не увидишь! Так же, как и свою Гретхен! (Курят трубку и оба молча стоят).

Ганс
 – Мне тебя жаль, Фриц! Ведь ты против меня в два раза моложе. Таких молодчиков, как ты, давно русская зима охладила, а теперь русская весна подмачивает нас насквозь! Хорошо, что ты снял шинель с пленного красноармейца.

Фриц
 – В последний день перед моим отъездом из дому мать мне сказала, чтобы я набрал хороших вещей для себя и для них, но нас провезли ночью, как заключенных, чтобы советские летчики не обстреляли наш эшелон. А на другой день мы все же потеряли много людей, нас обстреляла со всех сторон русская артиллерия. И потом, как я мог набрать вещи, когда проводник наш, старый солдат, говорит, что по деревне просто невозможно ходить, кругом бродят партизаны.

Ганс
 – Ах, партизаны! Вот тут-то тебе и весеннее наступление! Прошлой ночью пятнадцать кадровых мотоциклистов попали в засаду. И что ты думаешь? Тринадцать из них были убиты, а двое пропали без вести. Ну понятно, попали в плен. (Вдали слышны выстрелы автоматов и разрывы мин).

Фриц
 – Нам офицеры обещали всем молодым дать отдых в Ленинграде и даже некоторым отпуска домой.
Ганс – Нам фюрер тоже обещал теплое обмундирование, и вот мы получили, видишь? хорошо достал вот эту штуку. (Показывает шапку). А достал как? Только так…(Сжав кулаки, размахивает в воздухе).

Фриц
 – Ну, Ганс, тебе идут такие вещи! Ведь ты бывший разбойник. А? Не правда ли? (Продолжают курить трубку).

Ганс
 – Тс-сс.. Кажется кто-то идет. (Оба замолкли, вдали послышались шаги, потом опять все замолкло).

Фриц
 – Наверно поверяющий! Но он не зайдет сюда. (стал выколачивать трубку).

Ганс
 – (Озираясь по сторонам, подходит к Фрицу) - Ты слыхал вчера ефрейтор перебежал на сторону русских. Как его фамилия? Вот память-то, забыл. Ну знаешь тот, про которого говорили, что он за поллитра самогона убил старика и жену его.

Фриц
 – (Со злобой). А, подлец! Мало крови выпил, наверное.
Ганс – Это он-то и бежал! Он спас свою шкуру! (Оглядывается по сторонам, греет свои ноги и руки).

Фриц
 – Его убьют там, как собаку! Унтер говорил, что русские всех немцев убивают.

Ганс
 – Унтер тебе много скажет. Не верь, Фриц. Это не верно, наши пленные живут у русских лучше, чем ты с тобой здесь! Ты еще молокосос, вот поживешь – узнаешь.

Фриц
 – Скажи, Ганс? Почему у нас в роте 36 человек? Весеннее пополнение ведь уже было?

Ганс
 – Было, да сплыло! Люди каждый день выбывают из строя. Отличные русские снайпера не дают нам покоя. Вот возьми вчера. Весь день нельзя было вылезти из землянки, только высунулся чуть – пули так и свистят вокруг.

Фриц
 – В прошлую субботу на левом фланге русская артиллерия палила около шести часов подряд, говорят, что от роты осталось всего человек двенадцать.

Ганс
 – Да! Это верно! Да вот еще весна! Мы купаемся в воде, как гуси. Сапог-то нет, а эти вот, смотри! (Показывает на свои дырявые сапоги) Сквозные двери! Некоторые солдаты еще до сих пор в валенках, фельдфебель ни о чем не беспокоится, а только обжирается и опивается водкой. У, паразит! (делает угрожающий жест).

Фриц
 – А а почему мы молчим? На моих глазах взводный ударил солдата Шмидта, а он ни слова не мог сказать! Чего молчим?

Ганс
 – Попробуй скажи, тебя сейчас же направят в разведку, да еще голодным и сходишь! Многие, которые уходили в разведку, давно нашли себе могилу. Русские храбрые, они не боятся смерти. Если не пулей, так штыком так даст, так и язык высунешь. А наш солдат ничего не знает, если его не гоняешь, он день и ночь сидел бы в землянке. Ты возьми русского солдата! Они будут бить нас все время, ведь они на своей земле, они защищают свой город, свои заводы и фабрики! А мы? Чего мы потеряли здесь? Чужая страна! Для чего нас сюда пригнали? Грабить русские деревни, жечь дома, насиловать девушек? Пойми, Фриц! Наши солдаты темные, они дальше своего носа ничего не видят! Русские правы, поэтому ничего не боятся!

Фриц
 – Ты прав, Ганс! Мы с тобой пропадем! Ни тебе, ни мне никогда больше не видеть наш родной дом. Да м что говорить! Дело понятное, нас ждет месть русского народа. Ведь мы ограбили русских! Они нам за это отомстят, всем нам будет очень жарко

Ганс
 – А, проклятый фюрер! (Озирается по сторонам) Когда только ты найдешь себе могилу? Но долго ждать не придется – одна твоя брехня лопнула, а вторая, весеннее наступление. Будет весенним отступлением (Говорит с насмешкой) Он думал, что весна в России поможет? Ему помогло кофе пить с Геббельсом, а нам с тобой, Фриц, надоело все это.

Фриц
 – Все недовольны фюрером, всем надоела война! Когда же конец войне? Гитлер заварил кашу и никак не может расхлебать (Он замолк на минуту. Издали доносился еле слышный шорох, а потом все опять замолкло)

Ганс
 – Война! Война! Для Гитлера эта война! Захотел весь мир завоевать! Вот ему! (Показывает дулю) Не пойму, чего ждет народ? Надо бросать делать оружие, надо портить заводы, надо кончать скорее все это! Ох, если бы самого фюрера сюда к нам, в траншею, пусть почувствует что за русская весна!

Фриц
 – (Со вниманием слушает Ганса) Ты молодчина, Ганс! Многое ты знаешь. Где ты научился?

Ганс
 – (Шепотом) Только между нами! Надо побольше читать советские листовки. Прошу, Фриц, никому ничего не говори! Скоро и ты будешь все знать, ведь нам не дают ничего читать! Верно, Фриц?

Фриц
 – Да, ты прав, Ганс! Мы с тобой погибнем здесь. Фюрер Ленинград захотел, но ему придет конец, я чувствую.
 
Вдруг, из-за бруствера, выскакиваю 5 разведчиков. Советские патриоты, все с автоматами. За сценой с появлением разведчиков раздаются выстрелы и оба фашиста трусливо поднимают руки вверх и сдаются в плен. Вперед заходят разведчики и одновременно произносят текст
Мы клянемся перед вами,
Перед всем народом мира,
Что все Фрицы, Карлы, Гансы
Здесь найдут себе могилу!
Один из них говорит: «Вперед, товарищи, победа будет за нами!»


Фашистские задачи - конфуз и неудачи.


Батальонный комиссар А.Т. Панаско

Гитлер блицкриг воспевал
Взял Европу с маху;
Как в России пошагал
Дал цурюк со страху.

Геббельс утки запускал
В фашистских газетах,
Венграм, финнам приказал
Прожить на галетах.

Красной Армии «конец»
Был уж прошлым летом,
А зимой немчур - пришлец
Разуверен в этом.

Геринг брюхо отрастил
На войне в «походах»,
Еще глубже запустил
Корни на заводах.

Гиммлер воздух стережет
От английских ассов
И на немок он орет
Дребезжащим басом:

«Вы не бойтесь англичан
В Кельне и Ростоке,
Ваши «хельды» служат нам
«Брав», как на востоке».

Гитлер бросил силы все
На Оскол, Воронеж,
Забывая о весне,
Взять Кавказ хоть, но не ж.

Ни Кавказа, ни Москвы
Не видать фашистам,
Нашей Родины сыны
Разгромят их чисто.

х) Блицкриг – молниеносная война
хх) Цурюк – назад, т.е. дал тягу
ххх) Хельды – герои
хххх) Брав – храбро.



Юмористические куплеты.


По мотивам «Песенки водовоза» из кинофильма «Волга-Волга»
Музыка И. Дунаевского
Текст для струнного ансамбля 187 с.п. написан командиром музвзвода А.Б. Рабинович

Для родного нам полка
Сложили песнь наверняка,
Вы послушайте, друзья,
Как с песней нашей бьем врага.

Гитлер часто немцам пел,
Ленинград забрать велел.
Песня эта – ерунда:
Не туда и не сюда.

Когда немцы лезут в бой,
Спаивают их «водой»,
Потому что без «воды»
Вояки-немцы ни куды.

Геббельс – храбрый «генерал»
Наш Урал давно забрал,
А выходит без брехни –
И не туды и не сюды.

Как на город Ленинград
Немцы-летчики летят;
Бьют зенитки их подряд:
И не вперед и не назад.

Белофиннов разный сброд
Всех пускали мы под лед,
Им не выйти из воды,
И не туды и не сюды.

Немца бьем не в первый раз;
Били прежде, бьем сейчас.
И добьем их без прикрас,
Таков Сталина приказ!



Снайперская винтовка.


Он из Абхазии, этот высокий, скромный парень с орлиным профилем. Он из той красивой горной страны, где люди живут по сто лет. Эта его страна так приветливо обернулась лицом к Черному морю, сверкая на горячем южном солнце многочисленными бурными ручьями, стекающими в соленые воды моря по склонам высоких гор.
Узкая полоса железной дороги извивается по самому краю скалистого морского берега для того, чтобы люди могли проехать из конца в конец через всю эту прекрасную страну и упиться ее суровой, величественной красотой.
И кто едет по этой дороге от Сочи до Сухума, тот на всем пути видит справа от себя необъятную синеву моря и слышит беспрерывный шум его волн, обмывающих береговые гальки. А слева видит он молчаливые громады крутых лесистых гор, окутанных туманами и уходящих далеко на восток.
И во в этих горах родился и вырос Михаил Цужба – ныне командир роты автоматчиков 187 полка. Там, в горах, он получил свою первую боевую закалку. Там окрепло его сердце и заострился взгляд. С десятилетнего возраста начал он бродить с ружьем по горным лесам, истребляя диких зверей Кавказа, и едва ли приходило ему тогда на ум, что жизнь пошлет его в последствии на истребление гораздо больше диких и страшных зверей, страшных тем, что они не довольствуются малым, а стремятся пожрать весь мир.
Когда Михаил Цужба пришел в армию, у него было то преимущество перед бойцами, что он уже владел искусством меткой стрельбы. Винтовка не была для него новинкой.
- У нас в Абхазии тот не мужчина, - говорит он, - кто никогда не стрелял из винтовки. Не было в их ауле такого праздника, чтобы не посостязались на нем в джигитовке и стрельбе. И в состязаниях по стрельбе Цужба занимал далеко не последнее место.
Стоило кому-нибудь подбросить вверх камень и предложить Цужбе попасть в него, как от первого же выстрела камень на половине пути своего обратного падения разлетался вдребезги.
Жизнь в горах уже сама по себе делает из людей в некотором роде бойцов закаленных, выносливых и бесстрашных и война для них родная стихия. Разница лишь в том, что война требует от бойца не только умения владеть винтовкой, но и многими другими видами сложной современной военной техники.
Цужбу война застала на Карельском перешейке. Когда финны с дикими выкриками пошли густыми цепями на их траншеи, тут уж винтовки оказалось недостаточно. Тут пришлось взяться за станковый пулемет. И к чести Цужбы надо сказать, что он довольно быстро овладел им.
Первое время кричащая лавина стремительно наступающих финнов обычно действовала на нервы, но потом перестала действовать. Советские бойцы подпускали их метров на 50 и даже давали им замахнуться гранатами, а потом открывали жесткий огонь, кося их целыми десятками. Во время одного из таких наступлений Цужба уложил из пулемета 47 белофиннов. Но они не вошли в его истребительный счет, как и сотни других уничтоженных им на Карельском перешейке.
Свой истребительный счет он начал вести уже зимой под городом Пушкиным после приказа т. Сталина. Нелегко было открыть этот счет. Линия обороны противника была далеко, и бить по цели на таком расстоянии из простой винтовки было не так-то просто.
И вот тут-то на помощь Цужбе пришла современная военная техника. Командир батальона старший лейтенант тов. Кузнецов дал ему снайперскую винтовку с оптическим прицелом.
- Вот, тов. Цужба, - сказал он, - из этой винтовки ты можешь поразить любую цель на расстоянии 1300 метров.
- 1300 метров! – удивился Цужба и с невольным уважением потрогал ствол винтовки.
- Да, - сказал Кузнецов, снимая с оптического прицела два кожаных колпачка, - но помни, что эти линзы должны быть всегда свободны от пыли. А для этого вот тебе волосяная кисточка и фланелевая тряпочка.
И командир батальона подробно рассказал ему назначение каждой детали снайперской винтовки и показал, как надо с ними обращаться.
- Прежде всего ее надо пристрелять, - сказал он.
-Пристрелять? Хорошо.
Цужба принялся тщательно пристреливать винтовку на разных расстояниях от 100 и до 800 метров. Он делал это в разную погоду и при разном ветре, как советовал комбат, и успехи получились неплохие.
- Ну что ж, - сказал комбат, проверив его результаты, - теперь можно попробовать и на охоте. Подготовь себе ночью за передним краем два-три места и с утра залегай.
Цужба так и сделал. Ночью он вооружился лопатой и вылез из траншеи вперед. Враг по обыкновению поливал верхний край бруствера огнем автоматов и пулеметов, но Цужба, не обращая на это внимания, лег на снег и начал строить себе ячейку, выкладывая ее спереди толстыми комьями снега, которые затем предстояло облить водой для крепости. Окончив одну ячейку, он таким же образом заготовил на расстоянии десяти метров в стороне вторую, а затем и третью. Облив их водой, он соединил их неглубокой узкой траншеей.
После этого ему сразу захотелось попробовать винтовку. Но кругом была темная зимняя ночь и завивала метель, грозящая к утру засыпать снегом все его ячейки. Линия обороны противника утопала где-то в черной мгле, недоступной для наблюдений. Цужба решил заняться охотой с утра и ушел отдыхать в землянку. А на рассвете он оделся потеплее и залег в одной из своих ячеек, полузасыпанных снегом.
Но какое же было удивление его товарищей вечером, когда на все их вопросы он давал один смущенный ответ:
- Нет. Не убил ни одного.
В чем же дело? Почему знаменитый снайпер Цужба, попадавший в цель из простой винтовки на расстоянии 500, 600 и даже 700 метров, не убил ни одного ганса в течении целого дня из снайперской винтовки, не смотря на то, что дистанция до него едва ли превышала 600 метров?
На это опять-таки дал ответ командир батальона Кузнецов.
- Ты местность хорошо пристрелял? – спросил он у Цужбы.
- Нет,- признался Цужба.
- А расстояние точно высчитал?
- Нет, совсем не считал.
- А как же ты установил прицел?
- А так, поставил на пять и все.
- Э-э, товарищ Цужба, так не годится. Почему именно ты поставил на пять? По твоему до противника расстояние 500 метров?
- Да
- Из каких это соображений?
- А я вижу человека, его руку, ногу. Вижу, каска зеленая и серая шинель – значит 500 метров.
- Ах вот, как ты определяешь расстояние. Нет, это не совсем правильно. Ты забыл, что у тебя глаза не совсем обыкновенные. Для нормального глаза зеленая каска, серая шинель и ваще цветовые пятна человеческой фигуры видны лишь на расстоянии 300-400 метров и очень редко при ясной погоде – на 500 метров. А дальше все сливается в одно общее пятно и от 600 до 800 метров человека трудно распознать. И если только он идет или бежит, то заметно движение его ног. А еще дальше до тысячи метров нормальное зрение уже с трудом отличает пешего от конного. Что же касается ближних расстояний, до полутораста метров нормальный глаз различает подробности вооружения и одежды человека, видит кисти его рук, пятно лица и прочее, а на двести метров – только контуры его тела. Вот основные признаки, по которым можно определить расстояние приблизительно. Но ведь мы имеем в руках снайперскую винтовку, которая укажет нам расстояние гораздо точнее. Вот окуляр. Твой глаз должен всегда находиться от него на расстоянии восьми с половиной сантиметра. Теперь выбери себе какую-нибудь цель. Вот хотя бы те саночки около землянки санчасти. Их длина примерно один метр. Смотри в окуляр и примеряй, сколько раз они должны уложиться в промежутке между горизонтальными волосками прицела эти санки.
Цужба внимательно взглянул в окуляр и сказал:
- Два раза.
- Хорошо, - ответил Кузнецов. Теперь длину саней, выраженную в сантиметрах, нужно умножить на два и разделить на 70. И то что получится как раз и будет расстояние до цели, но только считать его нужно в сотнях метров.
Цужба прикинул в уме и сказал:
- 2,85.
- Правильно, - ответил Кузнецов. Ты разделил 200 на 70. а сколько будет это в сотнях метров?
- В сотнях? Помножаем на 100, 285 метров.
- Хорошо. Значит от нас до санчасти 285 метров. Далековато, правда? Надо будет переселить их поближе.
- А вот ящик лежит, - сказал Цужба, - сколько до него?
- А ты измерь.
Цужба приложился к окуляру и сказал:
- Один раз поместился.
И глядя в снежную даль, окрашенную розовым цветом заката, подсчитал:
- Ящик длиной примерно 70 сантиметров. Уложился он один раз. Один помножить на 70 будет 70. А потом еще разделить на 70 – будет один. Одна сотня метров. До этого ящика 100 метров - закончил он.
- Правильно, - подтвердил комбат. Теперь видно, что ты овладел прицелом. А прицел этот удобен тем, что им можно пользоваться и в утренние и в вечерние сумерки и в пасмурную погоду.
- А ночью? – спросил Цужба.
- А ночью пристрелку можно произвести трассирующими пулями. Но лучше и это делать в сумерки.
Цужба так и сделал. Вернувшись в роту, он запасся патронами с трассирующими пулями и, пока еще не окончательно стемнело, залег на одно из приготовленных мест. Первая выпущенная им очередь светящихся во тьме ярко-красным цветом пуль привела его в восхищение.
- Вот это замечательно! – подумал он. Пуля сама указывает мне свой путь. И как она красиво указывает! Словно красная молния прорезала темноту и ударила по вражеским окопам. А как бы прекрасно это выглядело темной ночью в наших горах!
Он призадумался на минуту, вспоминая родные горы. Чего только не придумает мудрое человечество! Но жаль, что оно сейчас тратит всю свою мудрость лишь на то, чтобы люди уничтожали друг друга. Вот когда мы победим, мы запретим делать смертоносные для человека вещи. Мы заставим все силы человеческого ума производить только полезное и красивое, чтобы жизнь человека цвела, как тюльпан. Но только мне сейчас это не выразить по-русски. Не буду ни с кем говорить об этом.
Цужба всмотрелся в линию вражеских окопов, притаившихся в глубоких сумерках среди снегов, сменил обойму.
- Вот кто все время мешал и мешает нам работать для общего счастья, - подумал он снова. Вот кто заставляет нас тоже пока что производить такие же орудия смерти для самозащиты.
И он снова дал жаркую светящуюся очередь, простреливая местность от одной вражеской землянки к другой.
- Кажется маленький недолет, - подумал он и, вглядевшись в верхнюю шкалу, показывающую 5,5, повернул барабанчик на 6. Но после этого новая серия трассирующих пуль отметила маленький перелет. Тогда Цужба поставил верхний барабанчик на 6,2 и на этом остановился. Пули стали ложиться как раз по линии вражеских окопов.
Мороз крепчал. У Цужбы застыли руки и ноги. Кто-то позвал его ужинать и он, надев, рукавицы, стал медленно отползать назад.
В теплой землянке он дал винтовке отпотеть, затем тщательно протер ее досуха, в особенности линзы. Патом смазал ее тонким слоем «веретенки» и закрыл стеклышки прицела кожаными колпачками. И только после этого взялся за котелок и ложку.
На следующее утро он вышел на охоту с командиром роты Беляевым, который вооружился биноклем. Оба были одеты в белые маскхалаты.
- Погоди немножко, - сказал Цужба, когда они залегли позади снежных барьеров, - я сначала дистанцию измерять буду. Он заметил у вражеских траншей лошадь, впряженную в сани, и поместил ее между горизонтальными волосками прицела. Лошадь уложилась между ними почти 2 раза с четвертью. Цужба просчитал про себя:
- Лошадь от головы до хвоста 2 метра или 200 сантиметров. Помножим на 2 ½ - это будет 450. 450 разделить на 70 – это будет 6,4. А в сотнях метров это будет 640 метров.
Трассирующие пули, следовательно, показали правильно. Удивительно. И он еще раз подивился мысленно чудесам человеческой техники, а потом сказал Беляеву:
- Не замерзал еще, товарищ Беляев? Сейчас ганс на кухню пойти должен.
И действительно, через пару минут из землянки вышел один ганс. Он вышел медленно, с оглядкой, явно опасаясь пули советского снайпера. Но советская линия обороны молчала и он отважился подойти к своей кухни. Цужба осторожно подвел под его грудь кончик вертикального волоска оптического прицела, совместив его с горизонтальными волосками и с верхней мушкой. И стал ждать. Ганас не спеша открыл крышку котла и взялся за поварешку. А из землянки с котелками в руках вышли еще два ганса. Цужба подождал еще немного, но больше из землянки не вышел никто.
- Смотри хорошенько! – сказал Цужба Беляеву и, затаив дыхание, плавно нажал спусковой крючок. Зачерпнутый в котле суп не попал в котелок голодного ганса. Он выплеснулся на снег. И вслед за ним на снег свалился немецкий повар.
- Смотри,- сказал еще раз Цужба, и второй ганс, взмахнув котелками, тоже ткнулся в снег рядом с поваром. Но третий не стал дожидаться такой же участи и быстро юркнул обратно в землянку.
- Теперь подождем немножко - сказал Цужба,- они должны их взять. Не дать замерзнуть. И действительно, нашелся один смелый ганс, который через минуту торопливо выскочил из землянки и. беспрерывно виляя всем телом то вправо, то влево, чтобы не дать в себя прицелиться, бросился к убитым.
Цужба усмехнулся.
- Глупый ганс, - подумал он. Этим от меня еще никто не спасался.
И он аккуратно уложил третьего ганса рядом с двумя первыми.
Никто больше не отважился вылезать из землянки. Только лошадь, запряженная в кухню, продолжала стоять на открытом месте, вырисовываясь постепенно все более отчетливо на фоне белого снег по мере того, как восточная половина неба становилась все светлее и светлее. Ей было холодно и она нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.
- Бедная лошадь - сказал Цужба. Ты сейчас там самый честный и хороший человек среди этих зверей. Я не хочу тебя мучить
И он послал пулю прямо в сердце лошади.
Когда Цужба вернулся в землянку, товарищи горячо поздравили с победой, но он, улыбаясь, ответил:
- это не победа. Григорий Симанчук 121 ганса убил. Вот это победа.
И с этого дня он стал догонять Григория Симанчука. Каждый день прибавлял к его счету по несколько гансов и в период с с 5 по 13-е марта он вписал на свой личный счет 32 ганса.
За эти дни он окончательно овладел снайперской винтовкой.
Тщательная ее пристрелка дала ему возможность подметить, что она берет чуть-чуть вправо. Так что иногда, например, целясь в сердце фашиста, он попадал в подмышку. Он исправил это отклонение легким поворотом бокового барабанчика на минус. Потом он заметил также, что на полет пули сильно влияет боковой ветер. Он проверил это в сумерки, выпустив несколько очередей трассирующих пуль. Из этого он вывел такое правило, что если сбоку под прямым углом к полету пули дует ветер средней силы, то на расстоянии 600 метров нельзя целиться прямо в противника. Надо перенести точку прицеливания против ветра почти на две фигуры человека. А если такой же ветер дует наискосок, то прицельную точку нужно перенести против ветра на фигуру с четвертью.
Цужба и раньше знал, что нельзя пренебрегать ветром, но раньше он стрелял на более короткие дистанции, и тогда поправок на ветер почти не приходилось делать. А тут он имел возможность сделать нужную поправку на ветер при помощи бокового барабанчика, шкала которого показывала тысячные доли дистанции. Поворачивая барабанчик на плюс, он тем самым переносил точку прицеливания вправо, а при повороте на минус – переносил ее влево.
Научился он также учитывать влияние мороза и продольного ветра при стрельбе на дистанции, превышающей 500 метров. Он заметил, что при сильном холоде и встречном ветре точку прицеливания нужно обязательно повышать.
И чем дальше расстояние, тем выше ее нужно убрать. Отсюда же он сделал вывод, что в жаркую погоду и при попутном ветре точку прицеливания надо брать ниже.
Таким образом, Цужба на собственном опыте пришел к тем выводам, которые впоследствии вычитал в наставлении по стрелковому делу.
С 14-ого марта Цужба стал выходить на охоту вместе с бойцом Дьяконовым, только что окончившим снайперские курсы. Вдвоем у них дело пошло веселее. В первый же день совместной охоты они подстрелили 9 гансов, из которых на долю Дьяконова приходилось 3.
В марте свирепствовали сильные метели, заносившие их ячейки. По ночам они очищали их от снега и выкапывали на всякий случай новые. А перед рассветом, основательно подкрепившись хлебом с горячим супом, занимали свои боевые посты. 15 марта они в течении первых 20-ти минут убили 4-х гансов. Но тут их обнаружил немецкий снайпер, засевший в развалинах большого деревянного дома. Он застрочил по ячейке Дьяконова с таким остервенением, что не давал ему поднять головы. Цужба не сразу обнаружил хорошо замаскировавшегося среди развалин немецкого снайпера. И когда немец умолк, он поискал его еще немного глазами и сказал Дьяконову:
- А ну-ка, открывай еще огонь, только осторожно, а я найду и поймаю на мушку снайпера. Дьяконов дал наугад несколько выстрелов, вызвав этим новый яростный огонь со стороны немца. И на этот раз Цужбе удалось обнаружить его местопребывание. Тщательно прицелившись, он дал один выстрел, и больше немец уже не ответил ни ему, ни Дьяконову. Дьяконов посмотрел в бинокль и сказал:
- Хорошо, товарищ младший лейтенант! Точно взяли.
На следующий день немцы принялись разбирать этот же самый дом на дрова, а чтобы обезопасить себя от потерь, они открыли по нашим траншеям такой ураганный огонь из пулеметов и минометов, что не было возможности высунуть голову над краем траншеи.
Но Цужба и Дьяконов не смутились этим. Они решили доказать, что советского снайпера на испуг не возьмешь. Правда одна мина упала совсем рядом с Цужбой и едва он отскочил в сторону, как другая мина ударила по тому месту, где он только что перед этим стоял. Но и это не помешало Цужбе занять свой снайперский пост. Внимательно присмотревшись к работающим гансам сквозь отверстие в бруствере, он двумя последовательными выстрелами уложил на снег двоих из них. Немецкие пулеметчики обрушили всю силу огня на амбразуру его ячейки. Он выжидательно пригнулся, усмехаясь про себя. А в этот момент Дьяконов, не теряя времени даром, сразил еще двух немцев. Тогда они, решив очевидно, что это действует один и тот же снайпер, меняющий место, перенесли всю силу огня на Дьяконова. Но этим опять воспользовался Цужба, и снова заработала его смертоносная снайперская винтовка.
Таким образом, они с Дьяконовым убили в этот день 11 гансов и заставили их таки отложить разборку дома до ночной темноты и прекратить, наконец, безрезультатный огонь по нашим траншеям.
И снова все умолкло и обезлюдело на поверхности земли, изрытой траншеями и землянками и покрытой глубокими снегами. И солнце, заставлявшее сверкать этот снег равнодушным холодным блеском, вяло поднималось вверх. Оно поднималось еще не очень высоко, но дни заметно увеличивались и, следовательно, оно поднималось с каждым днем все выше и выше. В морозном воздухе все отчетливее пахло близостью весны, пахло новыми боями, и руки Цужбы с нежной заботливостью обтиравшие в землянке потные стекла оптического прицела, чувствовали, что им еще не раз придется сжимать эту винтовку и посылать из нее неумолимую смерть в черный стан врага. Недавно Цужба получил письмо от отца. Вот что пишет ему старик из далекой солнечной Абхазии. «Мне 70 лет. Но в такое тяжелое для нас время я отказываюсь от всех стариковских льгот и снова иду на работу. И я докажу, что даже в 70 лет я еще могу творить на работе чудеса, если это нужно для Родины. Я надеюсь, что, и ты не посрамишь нашего рода, рода Цужбы, и, уничтожая озверелого врага там, под Ленинградом, докажешь, что ты подлинный сын свободного абхазского народа».
Цужба усмехается, читая это письмо, и нежно гладит ствол своей новой хитро устроенной подруги.
Не беспокойся отец. Ни одного пятнышка не ляжет на твое гордое имя. Наоборот, еще
больше овеют его славой твои сыны, проявляющие на различных участках необъятного фронта
чудеса героизма и отваги в борьбе с нежданным, лютым врагом, исковеркавшим нашу мирную
жизнь.

Миномётчики в бою.


Савелий Яковлевич Досель

Николай Захарович Славников пришёл в армию в 1940 году. Здесь он впервые познакомился с Грозным оружием Красной Армии - Артиллерией. много времени и настойчивости потратил товарищ Славников для изучения своего орудия. Одновременно он изучил и русскую трёхлинейную винтовку, не зная тогда, какую роль сыграет она в его жизни артиллериста. В освоении техники прошёл 1940 год и часть 1941 года.
День 22 июня 1941 года весь Советский народ на борьбу против вероломно напавшего врага. Вскоре товарищ Славников попадает на передовые линии фронта. Здесь под визг вражеских пуль, под разрывами снарядов, товарищ Славников принимает активное участие в борьбе с тибетскими оккупантами, разя их из своих пятидесятимиллиметровых минометов.
В один из январских дней 1942 года, разбушевавшаяся вьюга и трескучий мороз загнали всех в землянки, занесли и сковали траншеи. Ни одного выстрела не слышно было ни с одной из враждующих сторон. Успокоенные тишиной, немцы повылезали из своих землянок, где они, видимо, замерзали в своих паршивеньких зелёных шинелях, и согреваясь на ходу, учинили прогулку по своему переднему краю, надеюсь на покров снежный пурги. Они разгуливали взад и вперёд, кто по одиночке, а кто и целыми группами, зябко кутаясь в одеяла, награбленные у советских граждан.
Долго наблюдал за ними товарищ Славников, затем, зайдя в свою землянку и взяв винтовку, он вышел с ней в траншею. Измерив на глаз расстояние до противника, примерно около 300 м прицелился взяв точку прицеливания чуть ниже колен одного из остановившихся фрицев и выстрелил. Немец что-то глухо крикнул и упал. С этого начался истребительный счёт лейтенанта Славникова. В течение четырёх последующих дней он уничтожил семь фашистов, тратя на это время свободное от его основной работы в батарее. Но первые успехи не являлись ещё плодом тренировки и учёбы. За этими успехами пошли дни неудач.
Товарищ Славников взялся упорно за систематическую стрелковую учёбу с трёхлинейной винтовкой.
Утром, лишь только расцветала, товарищ Славников шёл в одну из пустующих траншей, где и занимался наблюдением и пристрелкой своей винтовки. Здесь было более-менее безопасно и, одновременно, он не открывал своего переднего края. От противника товарищ Славников находился в 200 м и хорошо видел пробегающих фрицев от землянки к расположенной вблизи траншее. Осюда то по живым целям и стал пристреливать свою винтовку товарищ Славников. Изначально лейтенанта постигли неудачи, фрицы бегали, даже не пригибаясь. Тогда товарищ Славников применил для пристрелки пули с красной трассой. (Красная трасса днём видна хорошо). Первые же выстрелы указали на причину неудач истребителя - винтовка била резко вправо. Винтовку отправили в мастерскую боепитания, где мушка была передвинута. Получив винтовку из мастерской, товарищ Славников рано утром, выдвинулся в свою траншею, но немцы, видимо, давно работая, прокопали себе траншею до землянки, не показывались. Товарищ Славников решил пристрелять винтовку по ориентирам, находящимся на различном удалении, который он сам избрал. Стреляя по ним трассирующий пулей, целясь примерно на полметра выше основания цели, товарищ Славников установил для каждого ориентира свой прицел. И тут же случай помог ему проверить бой его винтовки.
Не далеко от места, метров 500 от лейтенанта, откуда-то появился немец - видимо, там была хорошо замаскированная землянка. Лейтенант-истребитель быстро поставил прицел, подвёл мушку под колени фрица и мягко спустил курок - фриц упал. Почти сразу же появился другой немец, завозившийся около трупа. Ещё выстрел и ... этот, схватившись за голову, также упал. До темноты ждал Славников очередного гробокопателя, но, видимо, фашисты решили убрать трупы ночью.
На следующее утро товарищ Славников наблюдал, как немцы с остервенением бьют из миномёта по пустующей траншее. Пусть бьют! нам их мины не жалко, Но осталось несомненным одно, что позицию необходимо менять.
Для подготовки огневых точек перед своим передним краем, Славников вышел часов в 9 вечера, было уже темно. В снегу, на расстоянии, примерно, 200 м от противника, он заготовил окопчик для стрельбы лёжа, с высоким бруствером, в котором сделал бойницу, бруствер полил водой. Сам О копчик и особенно бруствер сильно утрамбовал. Таких окопчиков он всего сделал четыре, с интервалами 10-15 м. Между ними была проделана траншея. На это у товарища Славникова ушла почти вся ночь, но вскоре он не пожалел затраченного времени и трудов.
На следующий день, перед рассветом, истребитель вышел к своей огневой точке. Из-за проходящих сумерков начали медленно выплывать отдельные предметы, находящиеся на стороне противника. Примерно четыре-пять предметов были приняты за ориентиры и по ним товарищ Славников редкими выстрелами (чтобы не обнаружил противник), трассирующими пулями, пристрелял свою винтовку на расстоянии от 200 до 700 м. Стрелковая карточка с указанием прицелов была вычерчена тут же, на стороне бруствера под бойницей. Весь этот день товарищ Славников вёл наблюдение за противником. К концу дня, он в результате своего наблюдения, изменил ориентиры, остановившись на тех, около которых фрицы больше всего проходили или останавливались. Весь день прошёл в пристрелке и наблюдении за передним краем врага. Товарищ славников установил, что около одного ориентира, видимо, было отхожее место, у другого - вход в землянку, т.к. около него люди, вдруг проваливались вниз, и одновременно показывался пар.
Последующие дни принесли товарищу Славникову большие успехи. Он убивал в день по четыре-пять гансов. Наличие ориентиров во многом помогло лейтенанту-истребителю. Вот показался быстро идущий немец, он всё ближе продвигался к одному из ориентиров. Славников навёл винтовку на ориентир и, взяв небольшое упреждение, нажал спусковой крючок - немец рухнул с тем чтобы отправиться в мир откуда нет возврата.
Гансы и фрицы поумнели, надоело им, как видно, отправляться к праотцам от меткой пули истребителя. Стали они быстрее бегать тесно прижиматься к земле. Днём они почти перестали появляться перед участком товарища Славникова и тогда он решил перейти на ночное истребление фашисткой нечисти. Заготовив несколько заострённых колышков, товарищ Славников днём тщательно прицеливаясь на ориентир, ставил два колышка немного ниже верхнего ложевого кольца винтовки, то есть по обе стороны ложа около того ее места, на конторое винтовка опиралась бы на бруствер, если её не поддерживать левой рукой.
Такие пары колышков он поставил против каждого ориентира и во всех окопчиках. Наблюдать за результатом стрельбы из винтовки, зимней ночью, почти невозможно, но часто после своего выстрела, снайпер слышал крик, а, иногда, утром видел неубранное вещественное доказательство своих ночных успехов.
Однажды утром Славникова ожидал сюрприз. Не успел он сделать первого выстрела, как над его ухом провизжала ответная немецкая пуля. Что это случайность или снайпер? Товарищ Славников оставил винтовку на ночную заметку, нагнул голову пониже и выстрелил в слепую, - моментально прозвучал ответный выстрел. Враг бил метко и если бы не опущенная голова, то ... Видимо, не один день наблюдал снайпер - враг за товарищем Славниковым. Одновременно здесь сказалось и ошибка Славникова, он забыл о существовании запасных позиций и беспечно, до этого дня бил по врагу с одного места.
Ночью товарищ славников проверил все свои окопчики, очистил их от снега, он приготовился к дуэли с немцем. Заняв рано утром, до рассвета, старое место, он поставил в окопе шесток и на него надел плохо набелённую каску, привязав к ней верёвку. Рассветало. Из землянки вышел немец и присел, боясь нашего снайпера. Славников ничем себя не выдавал. Немец немного погодя, видимо, кого-то позвал из землянки - вышел второй, они пошли в свой тыл. Славников прицелился и быстро, не дав им опомниться, убил, одного за другим двух немцев. Сразк же плечо шинели лейтенанта пронзила пуля врага. Товарищ Славников моментально пригнулся и разматывая осторожно верёвку, перебрался в запасной окопчик. Тогда он дёрнул верёвку, шлем зашевелился - вражеский снайпер выстрелил, но его не было видно. Славников выстрелил по приблизительному месту нахождения фрица, тот ответил, стреляя по основной позиции, и так продолжалось некоторое время. После нескольких выстрелов, стал менять позиции. Враг был явно дезориентирован, первоначально его выстрелы были не точны, а затем, он совсем перестал стрелять. Этот день ничего не дал истребителю.
На следующий день товарищ Славников взял с собой одного бойца с винтовкой. Приведя его на основную позицию, он приказал ему начать с рассветом стрелять по ориентирам, пользуясь колышками для ночной стрельбы, причём боец должен был опустить голову ниже бруствера. Лейтенант предупредил своего бойца о том, что в случае обстрела, из миномёта противника, необходимо переменить место после первой же мины. Сам лейтенант-истребитель перешёл на соседнюю запасную позицию.
Вскоре, с основной позиции послышался выстрел, за ним ещё два, после чего начал отвечать и немецкий снайпер. Товарищ Славников напряжённо наблюдал в сторону, откуда раздавались выстрелы, но хорошо замаскировавшегося врага не удавалось обнаружить. Товарищ Славников стал переходить на другие запасные позиции, подолгу внимательно наблюдая, но всё безрезультатно. Тем временем, боец и снайпер-немец продолжали перестрелку. День клонился к концу, когда товарищ Славников дошёл до последней запасной позиции. отсюда он заметил, что в одном месте у близлежащего ориентира метрах 200 от него, перед каждым вражьим выстрелом снег немного приподнимается. Пользуясь тем, что внимание врага приковано к основной позиции, товарищ Славников вынул обёрнутый бинтом бинокль и направил его на подозрительное место. В бинокль Ясно был виден немец лежащий в маскхалате, тщательно прицеливающийся и, по-видимому взбешённый неудачей, каждый раз слегка приподнимающийся. Товарищ славников быстро поставил прицел на три и подвёл мушку под этот снежный бугорок. Не успел немец приподняться, как грянул выстрел и для убедительности второй, немецкий снайпер лежал недвижным. Примерно через полчаса, в бинокль можно было видеть окрасившийся в красный цвет маскхалат врага и снег вокруг него. Так закончился этот поединок снайперов.
Труднее стало теперь бить фрицев. Огонь наших снайперов истребителей приучил немчуру к дисциплине хождения. Приходилось целыми днями наблюдать за передним краем врага. Товарищ Славников теперь хорошо знал, где землянки немцев узнавал потому - как быстро скользят фигуры фрицев вниз, где начало траншеи, но немцы бегали быстро, тщательно маскируясь. Некоторые дни бывали совсем безрезультатными. Часто наблюдал лейтенант, как почти на уровне со снежным покровом, будто в воздухе, плывут доски и брёвна - это немцы идущие по траншее, тащили к себе топливо или материал для оборудования укреплений. Возникла мысль о применении такого рода оружия, при помощи которого с близкой дистанции можно было выковырять врага из траншеи. Таковым мог быть только 50 мм миномёт.
Хорошее оружие пятидесятимиллиметровый миномёт. Лёгок он, не велик, удобен для переноса. Сделал для него небольшой окопчик, а его самого побелел краской и, маскировочка закончена. Гостиницы хоть куда для голодных гансов и фрицев. И главное удобство доставки этих гостинцев вплоть до потребителя. Чтобы получить угощение совсем не надо замёрзшему уставшему фрицу или гансу вылезать из траншеи. Зачем беспокоиться, крутая траектория мигом доставит угощение и множеством осколков сразу накроет большое количество непрошенных гостей. А если не нравится такое угощение, то кто же виноват, есть пословица: назвался фрицем - полезай в могилу. Лейтенант Славников и его боевые друзья решили заняться угощением немецких грабителей, более усиленной дозой чем в свинцовых золотников охоту за гансами решили вести группой: из винтовки лейтенант Славников и старший лейтенант Ткаченко и два миномётчика с миномётом.
На переднем крае нашей обороны организовали систему так называемого кочующего миномёта. Для этого, предварительно было заготовлено 4-6 позиций с расстоянием друг от друга метров 15-20. Зимние условия облегчали маскировку оружия и оборудование позиций. Из снега можно сделать любой заслон, самое главное при его устройстве, постепенно утолщая трамбовать его, чтобы иметь перед собой надёжную защиту. Затем у каждой позиции было сделано в траншее по две норы, куда можно укрыться в случае артиллерийского и миномётного обстрела противника. На пристрелку с каждой позиции, миномётчики потратили не более 2 минут.
Скоро этот миномёт стал очень популярен среди немчуры. Истребителям, путём длительного наблюдения в течение нескольких дней и ночей, удалось засечь один пулемёт противника, установленный в траншее и тщательно замаскированный, видимо, полотном. Миномётчики тщательно подготовили данные при помощи бинокля и первые же мины накрыли пулемёт врага, а затем дали беглый огонь вдоль траншеи. Фашисты, обезумев от страха, стали выскакивать из траншеи, здесь их настигали снайперские выстрелы товарищей Славникова и Ткаченко.
Однажды подвозчики мин пожаловались товарищу Славникову на какой-то немецкий пулемёт, мешающий им подвозить боеприпасы. Славников и Ткаченко вышли на передний край и, ориентируясь указаниями жаловавшихся им бойцов, и повели наблюдение из бинокля. Ощупывали каждый бугорок, каждую неровность и вдруг, раздалась пулемётная очередь, затем ещё и ещё одна. Одновременно с очередями, перед одним из бугорков, взрыхлился снег, поэтому месту было выпущено три мины, пулемёт врага больше не стрелял. Невзлюбили немцы кочующие миномёт и, видимо, желать разделаться с ним сразу, они открыли по нему огонь из крупнокалиберного миномёта. Но едва разорвалась мина противника, как наша снайперская группа переменила позицию, а враг тем временем усиленно бил по пустому месту.
Немецкие горе миномётчики успокоились, как и другие гансы, которые повылезали из траншеи и почему-то, видимо, радовались. Наши снайперы немного подождали, затем, видя, что группа радовавшихся немцев собирается уходить в землянку, дала по ним три мины, от гансов не осталась ни рожек, ни ножек. Не успели снайперы отойти со своей позиции, как на неё обрушился жестокий огонь немецких снарядов, но опоздали фрицы, лишь впустую растрачивая снаряды.
Много ещё неприятностей принёс немцам кочующий миномёт и два снайпера товарищи Славников и Ткаченко. И охота немцев за ними, при помощи шквального артиллерийского огня и даже с применением, однажды, дальнобойного орудия, ни к чему не привела.
Однажды товарищ Славников, ведя наблюдение за передним краем противника, заметил, что по одной из траншей, немцы ходят за завтраком, обедом и ужином. Он засёк время, когда в траншее происходит наибольшее скопление вражеских солдат и, сговорившись с другими членами снайперской группы, решил наибольшее количество гансов одновременно накормить хорошей порцией стали и свинца.
Утром, часов в 7, снайперы дали немцам сходить за завтраком. Фашисты шли обратно с завтраком не спеша, разговаривали между собой, покуривали. За миномёт стал товарищ Славников и пустил три мины по впереди идущим немцам, те бросились назад, но наши миномётчики дали две мины сзади, немцы бросились вперёд, миномётчики опять их опередили, выпустив пару мин. Постепенно товарищ Славников сжал вилку и стал бить на поражение. Обезумевшие солдаты, оставшиеся в живых, стали выскакивать из траншеи, но здесь их настигали меткие пули товарища Ткаченко и сменившего миномёт на винтовку товарища Славникова. Много фрицев было тогда уничтожено, траурный каймой, вместо посылок с вещами, получили немецкие грейхен.
Товарищ славников бьёт врага наверняка. Секрет его успехов заключается в отличном овладении винтовкой и миномётом, ежедневном кропотливым наблюдении за врагом, в точной пристрелке оружия и тщательном сбережений его, в хорошо подготовленных позициях с траншей между ними, что в совокупности позволила ему не только громить врага, но и защитить себя.


Больше пота в бою - меньше крови в бою.


Боем руководит командир отделения
Младший лейтенант С. Легостаев

Командирский глаз.

Красноармейцы Терентьев, Князев перебегали по открытому месту, что бы достигнуть рубежа атаки огневой точки «противника». Красноармеец Лапин с правого фланга прикрывал наступление отделения огнём ручного пулемёта.
Когда пулемёт замолкал, Терентьев и Князев усиливали огонь из винтовок. Но как только начинал говорить пулемёт, они поднимались и передвигались короткими бросками. Неожиданно к ним подполз командир отделения красноармеец Кунин
- Слишком медленно поднимаетесь, медленно падаете. Перебежки выходят короткими. Пожалуйста, быстрее - приказал Кунин.
Пользуясь вспыхнувшей полосой огня ручных пулемётов, Кунин поднялся и, пригибаясь, рванулся вперёд.
Бойцы последовали за ним.
Бросок вперёд продолжался секунды. В это время молодой командир отделения успел установить направление атаки, расстояние до «вражеской» точки, отыскал взглядом пулемётчика Лапина.

Место командира в бою.

Приземливаясь, он быстро отполз в сторону, наблюдая за полем боя. Бойцы вели интенсивный огонь по точке противника. Из глубины в центре строчил пулемёт второго отделения красноармейца Лютинова, наступающего в лоб «противника». Командир отделение знает, что в такой момент его пулемётчик должен менять позицию, передвигаться вместе со всеми бойцами отделения. Лапин действительно, пригибаясь и укрываясь за небольшими бугорками, стремительно перебежал с ручным пулемётом. В течение всего боя командир Кунин шёл во главе своего отделения, находясь то в центре его, то на одном из его флангов, ни на минуту не упускал из вида своих бойцов и в тоже время зорька следил за наступавшими слева соседями и затем, что делается на укреплённом участке «противника». Он твёрдо чувствует своё настоящее место в бою.
Также решительно инициативно действовал на правом фланге командир другого отделения красноармеец Семин. Кунин и Семин имели задачу –обойти с фланга «вражескую» огневую точку и уничтожить её вместе с живой силой «противника» одновременным ударом с флангов и с тыла. Третье отделение, под командой красноармейцев Лютикова, должно было лобовым ударом поддержать атаку обоих фланговых отделений, отвлекая на себя внимание и огонь «противника».
Отделение командира Лютикова наступала в центре двух отделений осторожно, маскируясь, на дистанции 50-60 метров от них. Все внимание оно обращало на интенсивность огня по позиции «противника», чтобы сковать действия «врага», отвлечь его внимание на себя и облегчить продвижение вперёд двух других отделений, наступавших на флангах.

Атака.

Зайдя во фланги «противнику», командиры отделений Кузин и Семин с дистанции 20 метров забросали огневую точку «противника» гранатами и подняли своих бойцов в атаку. Кунин и Сёмин первые бросились вперёд, увлекая за собой бойцов. Во время наступления хорошо действовали пулемётчики - на левом фланге Герасимов и в центре Ахметгереев. Медленно перебегали красноармейцы Романов, Имагулов, Князев, Фелишин. В момент атаки они отстали от своих отделений.
Учение вызвало глубокий интерес бойцов. Бойцы Молодцов, Герасимов и другие на разборе резко критиковали, Романова, Филишина, за то, что они действовали медленно, не отползали в сторону при приземлении, не вели огня.
В целом учение прошло хорошо.