Парафило
Терентий
Михайлович

Морпех №1
Десантник №1

Журнал "Снайпер" 187 СП 72-й стрелковой дивизии
часть 5






ДОСКА ПОЧЁТА
187 стрелкового полка 72 стрелковой дивизии

СИМАНЧУК Григорий Михайлович.

Старший сержант. Знатный снайпер-истребитель Ленфронта. Уничтожил 230 гитлеровцев. Награждён орденом «Ленина» и орденом «Красное Знамя». Выбыл из полка после тяжелого ранения в бою под Старо-Пановым.

ЦУШБА Михаил Шарипович.

Младший лейтенант. Знатный снайпер-истребитель Ленфронта. Уничтожил 125 гитлеровцев. Награжден орденом «Красное Звезда». Пал смертью храбрых в бою под Старо-Пановым.

ДЬЯЧЕНКО Фёдор Трофимович.

Сержант. Знатный снайпер-истребитель Ленфронта. С 16 сентября по 25 декабря 1942 года уничтожил 220 гитлеровцев. Награждён орденом «Красное Звезда».

ПАНАСКО Александр Терентьевич.

Батальонный комиссар. Проявил мужество и отвагу в боях под Старо-Пановым. Награждён медалью «За отвагу». Выбыл из полка 6 августа 1942 года ввиду тяжёлого ранения.

ЛАРИОНОВ Михаил Тимофеевич.

Младший политрук. Знатный истребитель. Уничтожил больше 60 фашистов. Участвуя во всех разведывательных операциях полка, проявил мужество и отвагу. Пал смертью храбрых во время разведки 23 апреля 1942 года.

ПАНИЧЕВ Семён Венедиктович.

Старший лейтенант. Командир роты. Ветеран полка. Принимал участие во всех его операциях. Знатный снайпер. Истребил 62 гитлеровца.

НИКИФОРОВ Иван Дмитриевич.

Старший лейтенант. Командир роты. Отличный организатор истребительного движения. Под его руководством вся рота стала истребительной.

ТРУНОВ Иван Устинович.

Старший лейтенант. Заместитель командира роты по политчасти. Отличный организатор истребительного движения. Под его руководством вся рота стала истребительной.

ИСАКОВ Алексей Васильевич.

Лейтенант. Командир роты. Отличный организатор истребительного движения. Под его руководством вся рота стала истребительной.

ВАСИЛЬЕВ Иван Филатович.

Старший лейтенант. Заместитель командира роты по политчасти. Отличный организатор истребительного движения. Под его руководством вся рота стала истребительной.

МЯКШИН Иван Константинович

Сержант. Знатный снайпер-истребитель полка. Уничтожил 96 гитлеровцев.

МАЗУРИК Семён Григорьевич

Младший лейтенант. Командир взвода 45мм пушек. Отличник-артиллерист. Подавил и уничтожил несколько артиллерийских орудий и миномётных батарей противника, разбил десятки ДЗОТОв и блиндажей противника.

РУСТАМБЕКОВ Саренбай

Старший сержант. Знатный снайпер-истребитель полка. Уничтожил 86 гитлеровцев.

ТУРКИН Михаил Федотович

Старший сержант. Командир 45мм пушки. Мастер прямой наводки. Проявил храбрость и мужество в боях под Старо-Пановым.

МАКАРОВ Иван Андрианович

Сержант. Командир отделения. Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 54 гитлеровца.

КАНАВКИН Николай Петрович

Старшина. Командир отделения. Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 92 гитлеровца.

СОВКОВА Надежда Вениаминовна

Сандружинница. Под Старо-Пановым вынесла с поля боя 33 тяжелораненых с оружием. Награждена орденом «Красная Звезда».

ШМЕЛЁВ Анатолий Иванович

Младший сержант. Разведчик-наблюдатель. Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 60 гитлеровцев.

КОЧУБЕЙ Николай Тихонович

Младший лейтенант. Командир взвода 82мм миномётов. Знатный истребитель. Ветеран полка.

КАЗАКОВ Николай Александрович

Старший сержант. Знатный снайпер-истребитель Ленфронта. Уничтожил 182 гитлеровца. Награждён медалью «За отвагу».

ЧОЙБЕКОВ Сайнулла. Сержант

Знатный истребитель-разведчик. Уничтожил 18 гитлеровцев.

БРОДЯНОЙ Степан Николаевич

Младший лейтенант. Командир взвода 82мм миномётов. Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил свыше 200 гитлеровцев. Мужественно вступил в поединок и вывел из строя прислугу двух миномётных батарей. Ранен 19 октября и выбыл из полка в госпиталь. Награждён медалью «За боевые заслуги».

БОНДАРЬ Иван Яковлевич.

Старший сержант. Командир взвода батареи 45мм пушек. Знатный снайпер-истребитель. Ранен 18 апреля 1942 года и выбыл в госпиталь.

НИКОЛАЕВ Илья Николаевич

Красноармеец-разведчик. Знатный истребитель. Уничтожил 52 гитлеровца. Пал смертью храбрых 23 апреля 1942 года.

ЖАРКОВ Аркадий Павлович

Красноармеец. Выдающийся храбрый разведчик полка. Героически погиб во время разведки 12 марта 1942 года.

ВИРИН Пётр Авраамович

Старший лейтенант. Командир роты. Мужественный и волевой командир. Пал смертью храбрых на боевом посту в борьбе с немецкими оккупантами 4 апреля 1942 года.

КОЛПАКОВ Михаил Васильевич.

Старший лейтенант. Командир стрелковой роты. Мужественный, волевой командир. Пал смертью храбрых на боевом посту в борьбе с немецкими оккупантами 24 апреля 1942 года.

АКСЁНОВ Алексей Данилович.

Лейтенант. Командир сапёрной роты. Талантливый организатор обороны. Пал на боевом посту в борьбе с немецкими оккупантами 2 февраля 1942 года.

ЛАЗАРЕВ Яков Леонович.

Лейтенант. Командир миномётной роты. Мужественный и волевой командир. Пал на боевом посту в борьбе с немецкими оккупантами 1 февраля 1942 года.

ЕЛАГИН Алексей Иванович.

Сержант. Бдительно охраняя порученный ему рубеж, заметил атакующих немцев. Дал боевую тревогу и вступил до подхода бойцов подразделения в борьбу с гитлеровцами. Пал смертью героя 12 марта 1942 года.

ФОКИН Иван Васильевич.

Старший политрук. Комиссар батальона. Умело возглавил отражение атаки 150 немцев, напавших 15 февраля 1942 года на наш передний край. Награждён медалью «За отвагу». Ранен 11 марта 1942 года и выбыл из полка в госпиталь.

ЮРЧИШКО Пётр Устинович.

Политрук стрелковой роты. В боевой операции 20 декабря 1941 года проявил мужество и отвагу. Будучи тяжело ранен оставался в строю до конца боя. Эвакуирован в госпиталь.

РУЖЕНОВ Анатолий Петрович.

Лейтенант. Командир миномётной роты. Геройски погиб при наступлении 20 декабря 1941 года.

СТЕПАНОВ Николай Михайлович.

Сержант. Помощник командира взвода миномётной роты. Героически погиб на посту в борьбе с немецкими оккупантами 8 марта 1942 года.

ПОГОРЕЛОВ Иван Алексеевич.

Старший лейтенант. Командир пулемётной роты. Проявил отвагу и храбрость в боях под Старо-Пановым. Пал смертью храбрых 2 августа 1942 года. Посмертно награждён медалью «За отвагу».

РОЖКОВ Николай Матвеевич.

Политрук стрелковой роты. Геройски погиб в бою под Старо-Пановым 3 августа 1942 года.

БОЛПИНОВ Александр Тимофеевич.

Политрук стрелковой роты. В бою под Старо-Пановым с небольшой группой бойцов в течение 4 дней удерживал занятые траншеи, отражая все атаки во много раз превосходящих сил врага.

КИСЕЛЁВ Пётр Павлович.

Сержант-связист. Знатный снайпер. Истребил 30 гитлеровцев.

ИВАНОВА Лидия Ивановна.

Санинструктор. За время Отечественной войны вынесла с поля боя 60 тяжело раненых с личным оружием.

ВЛАДИМИРОВ Николай Васильевич.

Автоматчик. Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 27 гитлеровцев. Награждён медалью «За боевые заслуги».

КАРСАНОВ Урусхан Хазимурзаевич.

Старший лейтенант. Командир стрелковой роты, выдвинутый из политруков. Проявил храбрость и мужество в боях под Старо-Пановым.

КАСЬЯНОВ Дмитрий Сидорович.

Старший лейтенант. Командир стрелковой роты. В предоктябрьском социалистическом соревновании вышел со своим подразделением на первое место.

ПРИХОДЬКО Леонтий Никитич.

Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 43 гитлеровца.

ДЕНИСЕНКО Иван Анастасьевич.

Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 52 гитлеровца.

АБРОСОВ Александр Игнатьевич.

Красноармеец. Знатный снайпер-истребитель. Уничтожил 82 гитлеровца.

БРИТВИН Никита Архипович.

Старший сержант. Помощник командира взвода. Храбрый и мужественный разведчик. Награждён медалью «За отвагу».

НОВОЛОЦКИЙ Михаил Иосифович.

Красноармеец. Смелый и предприимчивый разведчик. Награждён медалью «За овагу».


БОЕВОЙ ПУТЬ
187 стрелкового полка 72 стрелковой дивизии.


В середине августа 1941 года, сперва в г.Пушкине, а с 23 числа в Ленинграде, начал формироваться 55 полк охраны. 12 сентября 55 полк охраны был переформирован в 55 отдельный стрелковый полк.
В ночь с 14 на 15 сентября полк выступил походным порядком на позиции и 15.9 занял участок обороны во втором эшелоне наших войск, оборонявших г.Пушкин.
19.9 3 стрелковый батальон передвинулся на правый фланг и занял позицию под селом Большое Кузьмино, находясь всё время под воздействием артминомётного огня противника.
В тот же день в полк прибыл новый военком – старший политрук ЦАРЁВ Ф.И., пробывший на этом посту до ноября 1942 года.
23.9 подразделения нашего 3 батальона, занимавшего часть Верхнего Кузьмино, впервые вошли в соприкосновение с противником.
26.9 прибыл вновь назначенный командир полка майор КУЗИН П.Р.
4.10.41г. 1 батальон целиком выделен из 55 осп и в полном составе передан в 168 стрелковую дивизию. В дальнейшем, до лета будущего года, полк всё время действовал в 2-х батальонном составе.
31.10.41г. полк получил новый участок обороны в районе между В.Кузьмино – Московская Славянка, имея перед собой германскую полицейскую дивизию СС, занимавшую деревню Новая и совхоз Молочный. На этот раз, впервые, весь полк оказался на самой передовой линии, местами отстоящей от переднего края обороны противника всего на несколько десятков метров. На этом участке полк бессменно простоял ровно полгода, выполняя возложенную на него оборонительную задачу и стойко отражая все попытки противника прорвать наш передний край.
22.11 начальником штаба назначен капитан ФОМИН М.В.
Первое время боевые действия с нашей стороны ограничивались разведоперациями. Лишь днём 7 декабря, наша блокировочная группа сделала попытку овладеть немецким ДЗОТом. Группа была сразу же обнаружена противником и, попав под сильный огонь, вынуждена была вернуться обратно, понеся значительные потери.
Более серьёзной операцией была демонстрация наступления 20 декабря 1941 года. Она была предпринята с целью содействия соседним частям и отвлечения внимания противника от других более важных участков фронта. Наступление началось в 9.30 и велось тремя ротами, имевшими задачу захватить деревню Новая.
Операция происходила в очень тяжёлых условиях: при дневном свете, на открытой местности, при сильном морозе, под ураганным огнём противника, без достаточной артиллерийской поддержки с нашей стороны. Несмотря на всё это, роты всё же продвигались вперёд и достигли северо-восточной окраины деревни Новая, но ввиду непрекращающегося огня противника и очень больших потерь в личном составе, дальнейшее продвижение было невозможно и в 12.45 был отдан приказ об отходе на исходное положение. Но, хотя поставленная задача по овладению дер.Новая осталась невыполненной, в общем масштабе наступления – как демонстрация – эта операция сыграла свою положительную роль.
В этом бою пали смертью храбрых три командира роты – лейтенанты КУЗНЕЦОВ, ТЕПЕРИКОВ и РУЖЕНОВ. Среди оставшихся в живых, наиболее отличились: политрук ЮРЧИШКО, помкомвзвода связи ЛЕБЕДЕВ, санинструктор ЕРЕМЕЕВ и красноармейцы ВЫСОЧИН, НЕКРАСОВ, ГАНЖА и ЕГОРОВ.
17.12.41г. 55 осп, влившись в состав вновь сформированной 72 сд, переименован в 187 стрелковый полк.
9,10, 19 и 21 февраля 1942 года действовали наши мелкие пехотные группы с демонстративной целью сковать противника и отвлечь его внимание на нашу сторону, - в связи с общей боевой обстановкой на фронте. Задачи эти полком выполнялись успешно.
Противник, долгое время не проявлявший никакой активности, в течение двух ночей подряд 31.1 и 1.2 впервые сделал попытки внезапного нападения на передний край нашей 8 роты. Но оба раза был своевременно обнаружен и отогнан. 15.2 немцы предприняли более значительную вылазку на участке 5 роты. Они пытались напасть двумя группами, в первой было до 100 человек, во второй – около 50 человек со станковыми и ручными пулемётами. Наших защитников, оборонявших данный участок, было всего только 29 человек. Но, благодаря бдительности боевого охранения, завязавшего бой с противником и сумевшего продержаться до подхода поддержки, а также благодаря находчивости и решительности командования батальона, немцы, встретив дружный и крепкий отпор, не выдержали и отступили, потеряв до 30 человек.
Так 29 стойким и смелым советским патриотам удалось парализовать налёт во много раз превосходящих вражеских сил.
В этой операции особенно отличились: командир батальона капитан ШАДРИН, комиссар батальона – ст.политрук ФОКИН, адъютант – техник-интендант ЧУРИЛОВ, командир 5 стрелковой роты ст.лейтенант БЕЛОВ, политрук 5 стрелковой роты ПОТЕХИН, командиры взводов ЦУШБА, КУПРИКОВ, БОРОЗДИН и бойцы –МИХАЛКИН, СМИРНОВ и БУРАКОВ.
За время нашего пребывания на передовых позициях, полковая разведка совершила до сотни операций. Эти разведывательные поиски дали возможность командованию уточнить начертание переднего края противника, расположение его огневых точек, систему огня и искусственных препятствий. Бывали случаи, что разведчикам удавалось врываться в немецкие траншеи, взрывать вражеские землянки, уничтожать отдельных фашистов и захватывать трофеи. Кроме того, они регулярно забрасывали в расположение немцев агитлистовки.
Во всех этих операциях было много отличившихся разведчиков, показавших образцы мужества, неустрашимой отваги и беззаветной преданности Родине, как, например, тт.ЛАРИОНОВ, НИКОЛАЕВ, ЖАРКОВ и др.
Но главное задание этих ночных поисков – захват контрольного пленного, все же за 7,5 месяцев так и осталось невыполненным. За упомянутый период сменилось несколько командиров разведвзвода, но ни одному из них не удалось добиться желанного результата – достать живого «языка».
Причины таких неудач нашей разведки лежат в том, что мы имели дело с сильным и опытным врагом, отборные части которого противостояли нам на выгодных позициях. А наша разведка не имела достаточно боевого опыта.
Что-же касается повседневной жизни полка в обороне, то она складывалась из упорной борьбы с противником и из преодоления всевозможных трудностей длительной обороны в условиях блокады, требующих огромного физического и духовного напряжения, настойчивости и веры в победу. Суровая, затяжная, снежная зима, а позднее – бурное весеннее половодье причинили много неприятностей нам, как и всем остальным защитникам Ленинграда. Приходилось преодолевать и всякие другие тяготы и лишения, возникшие в связи с блокадой и транспортными затруднениями. Трудности были самые разнообразные. В декабре 1941 года обострился вопрос с питанием, хлебный паёк одно время был снижен с 800 до 300 грамм, в дальнейшем увеличен до 500 грамм и на этой норме оставался до конца февраля. Горячая пища была жидка и недостаточно питательна. Неоднократно бывали перебои с выдачей масла. В январе почти совершенно прекратилась выдача табаку.
Во время сильных морозов заметно ощущался недостаток в тёплом обмундировании, в частности, совсем не было полушубков и не хватало валенок, которыми не могли быть полностью удовлетворены даже часовые, выставляемые на посты.
Ощущался также недостаток в автоматическом оружии. Пулемётов и винтовок– автоматов было явно недостаточно. Противотанковых ружей совсем не было.
В середине зимы стал остро чувствоваться недостаток в людях. С ноября по февраль полк не получил ни одного человека пополнения, а активный метод обороны, конечно, не обходился без потерь. Благодаря ежедневной убыли, в подразделениях оставалось всё меньше и меньше людей и всё труднее и тяжелее становилось нести службу боевого охранения и выставлять хотя бы самые необходимые посты, особенно, если принять во внимание значительное протяжение линии нашего переднего края и величину ротных участков.
Пришлось пересмотреть все полковые тылы и извлечь из них всё, что можно было перебросить на фронт. И всё же в подразделениях оставалось так мало активных штыков, что приходилось сокращать число рот, соединяя две и даже три – в одну.
А помимо несения боевой службы, личный состав полка был перегружен оборонными работами, так как занятый участок был совершенно не подготовлен к условиям зимней обороны. Не было ни мало-мальски приспособленных для зимнего жилья землянок, ни достаточно глубоких траншей, ни ходов сообщения, соединяющих отдельные подразделения.
Особенно тяжелое положение создалось во время весеннего снеготаяния и разлива, когда хлынувшая вода затопила траншеи, землянки и огневые точки. На виду у противника, под жестоким обстрелом, пришлось отстаивать, восстанавливать и сооружать новые укрытия. Это потребовало общей мобилизации всех наличных сил полка и колоссального напряжения воли и энергии всего личного состава.
Все эти трудности не могли не повлиять на некоторые малоустойчивые элементы, в среде которых отмечались проявления малодушия и усталости. Но это были лишь единичные случаи. Личный состав полка преодолел все упомянутые трудности и лишения и честно выполнил свой долг перед Родиной – отстоял город Ленина. Полк удержал свои позиции и не допустил врага ни на шаг продвинуться вперёд.
В этой тяжёлой напряжённой борьбе с сильным и хорошо вооружённым противником и с самой природой, а также в неустанном преодолении многообразных трудностей, закалялся и воспитывался весь личный состав полка. Правда, многих не стало, многие выбыли в течение зимы убитыми, ранеными, больными, но те, кто пережил прошлогоднюю зимнюю кампанию, получили хорошую закалку и большой боевой опыт. Много храбрых и одарённых бойцов, командиров и политработников имели случаи отличиться и проявить свою доблесть, патриотизм, энергию, инициативу. Многие достойно заслужили продвижения на высшие должности и вполне оправдали оказанное им доверие. В полку выработались свои крепкие командные кадры из способной молодёжи. Показателен рост партийной и комсомольской организаций, значительно увеличившихся за указанный период.
И, наконец, наиболее крупным и ярким нашим достижением, было столь быстро и успешно развившееся в полку истребительное движение. По общему признанию 187 сп явился застрельщиком этого движения на всём Ленинградском фронте и ныне по количеству истреблённых фашистов занимает первое место в дивизии. Как раз год тому назад – в декабре 1941 года, с лёгкой руки далеко прогремевшего Григория СИМАНЧУКА, в полку создались и быстро выросли крепкие кадры истребителей, среди которых имена ЦУШБЫ, БРОДЯНОГО, ЛАРИОНОВА, БОНДАРЯ, МАЗУРИКА, НИКОЛАЕВА и др. ещё прошлой зимой стали хорошо известны и за пределами полка.
Знатный истребитель СИМАНЧУК в течение 1942 года был дважды отмечен высокими правительственными наградами: орденом Ленина и орденом Красного Знамени.
К концу апреля у нас в полку числилось 138 снайперов-истребителей и их меткими пулями было поражено 1490 немцев, (в том числе СИМАНЧУКОМ уничтожено 174 гитлеровца и ЦУШБОЙ – 125), а вместе с артиллерийскими, миномётными и пулемётными расчётами, число уничтоженных фашистов достигло 2000 человек.
В конце апреля нашу дивизию сменили и 29.4.42г. 187сп с передовых позиций был отведён во второй эшелон.
16.5 полку было вручено Боевое Знамя.
18.5 в командование полком вступил майор ПОПОВ А.Н.
В течение трёх месяцев полк переменил несколько стоянок – во 2 и 3 эшелонах. За это время он получил несколько крупных групп пополнения и занимался, главным образом, укомплектованием, а также, боевой подготовкой и оборонными работами.
13.6 начальником штаба назначен старший лейтенант БЕЛОБРОВ Я.М.
К тому моменту, когда нам пришлось принять участие в больших августовских боях в районе Урицка, полк уже был сформирован в составе 3 батальонов и строевые подразделения доведены до полного штата. В таком составе полк участвовал в наступлении на Старо-Паново, что явилось для него самым серьёзным испытанием.
Вечером 2.8 полку было приказано передвинуться в район Урицка, овладеть деревней Старо-Паново, выйти на окружную дорогу и там закрепиться. В ту же ночь, 2-му батальону под командой капитана ХАРЛАМОВА, сразу же по прибытию на место, пришлось вступить в бой, а 3.8 весь полк перешёл в наступление в полном составе.
Два дня продолжался непрерывный, кровопролитный бой. Несмотря на ожесточённое сопротивление противника и на ураганный огонь всех его огневых средств, наши подразделения смело и энергично продвигались вперёд, выбивая немцев из их позиций, заняли несколько линий траншей на окраине Старо-Паново и отразив все контратаки фашистов, к 5.8 закрепились на занятых рубежах.
В этом бою мы лишились многих выдающихся товарищей, убыль которых явилась для полка очень чувствительной утратой. Пали смертью героев мл.лейтенант ЦУШБА, ст.лейтенант ПОГОРЕЛОВ, политруки РОЖКОВ и ТОМАРОВСКИЙ, тяжело ранены батальонный комиссар ПАНАСКО, знатный снайпер СИМАНЧУК и др.
В бою под Старо-Пановым обнаружились серьёзные недостатки в организации боя и в боевой подготовке войск. Эти недостатки были учтены в дальнейшей работе штаба и в учёбе личного состава.
В середине августа полк был на один месяц отведён в 3 эшелон (овощекомбинат № 4).
Весь этот месяц прошёл в напряжённой работе по укомплектованию полка новыми пополнениями и в усиленной боевой подготовке, причём был проведён ряд сборов с младшими командирами, снайперами, пулемётчиками и т.д.
15.9.42г. 187 стрелковый полк был вновь выдвинут на передовые позиции , получив ныне нами занимаемый участок обороны в районе Путролово, являющийся важнейшим ключом всей южной части Ленинградского фронта. Эти позиции мы до сегодняшнего дня твёрдо удерживаем в своих руках и, конечно, удержим и впредь.
Сразу же по занятии данного рубежа, полку пришлось столкнуться с необходимостью производства больших работ по улучшению имевшихся на лицо далеко не совершенных огневых точек, землянок и ходов сообщения. Много времени, энергии и труда приходилось затрачивать, например, на приведение в порядок траншей, - осенью на отливку из них воды, а зимой – на очистку траншей от снега. Ещё больше сил и напряжённого труда потребовало начавшееся в полку в ноябре месяце т.н. тяжёлое строительство – в виде сооружения ДЗОТов, наблюдательных пунктов и бомбоубежищ для всего личного состава подразделений. Некоторым вновь сооружённым ДЗОТам присвоены имена наиболее знатных людей нашего полка, например, ДЗОТ им.Симачука и ДЗОТ им.Панаско.
Но, несмотря на перегруженность личного состава этим тяжёлым строительством, проводимом в широком масштабе и ещё не законченном, в полку не забывают и об учёбе, которой, несмотря на неблагоприятствующие обстоятельства, в связи с нехваткой людей, уделяется максимальное внимание. Помимо регулярных занятий в подразделениях, в тылу полка периодически проводятся сборы со специалистами, а также со средними командирами и политработниками.
За время летнего пребывания во 2 и 3-х эшелонах, истребительское движение в полку, естественно, приостановилось, но оно не заглохло. Как только полк вновь вышел на передовую линию фронта, истребительское движение разгорелось с новой силой и стало развиваться ещё успешнее, чем прошлой зимой. Большинство лучших снайперов ещё прошлой зимой создавших себе громкое имя в деле истребления гитлеровских оккупантов, выбыло из полка по разным причинам, ещё до его выхода на ныне занимаемый участок обороны. Но, взамен прежних, в полку быстро создались новые кадры молодых истребителей, число которых увеличивается с каждым днём, причём первые открывшие свои счета мести Фёдор ДЬЯЧЕНКО и Николай КАЗАКОВ по числу уничтоженных фашистов уже равняются по СИМАНЧУКУ и ЦУШБЕ. А за ними стараются не отставать тт. ПАНИЧЕВ, КАНАВКИН, ШМЕЛЁВ, МЯКШИН, АБРОСОВ, РУСТАМБЕКОВ, КОЧУБЕЙ, ТУРКИН, НАТАЛИЧ, ПРИХОДЬКО и др. имеющие каждый на своём лицевом счёте по несколько десятков подстреленных захватчиков.
Товарищи ДЬЯЧЕНКО и КАЗАКОВ награждены правительственными наградами: первый – орденом Красной Звезды, второй – медалью «За боевые заслуги».
По сравнению с итоговыми цифрами, которые мы имели минувшей весной, количество истребителей в нашем полку возросло в 2.5 раза, а число уничтоженных ими в течение последних трёх месяцев фашистов, уже перевалило за 2000, больше, чем за всю зимнюю кампанию 1941-1942 года.
Крупные успехи и достижения наших полковых истребителей заслужили общее признание и высокую оценку всей армейской печати, а наиболее выдающиеся из них, как ДЬЯЧЕНКО и КАЗАКОВ, неоднократно отмечались и «Лен.Правдой» также, как и раньше ею отмечалась блестящая работа Симанчука Цушбы.
Многие бойцы и младшие командиры из числа лучших истребителей, а также из числа наиболее проявивших себя как боевыми заслугами, так и отличным несением службы, были выдвинуты на командные должности тт. ЦУШБЕ, БРОДЯНОМУ, КОЧУБЕЮ, МАЗУРИКУ, ГОЛОВАНОВУ, ЕПИФАНЦЕВУ, ПЕТУХОВУ и др. в полку были присвоены звания мл.лейтенантов. Тов.ЛОБАЧЁВ . дошёл до старшего лейтенанта. Тт. ГАЙДИНУ, РОЖКОВУ, ПЛАТОНОВУ, ЛЕБЕДЕВУ, САФРОНОВУ были присвоены звания младших политруков. Большое количество бойцов и младших командиров было в разное время направлено на курсы младших лейтенантов и политработников. Кроме того, целый ряд наших средних командиров получили назначения на высшие должности за пределами полка.
Боевой путь, проделанный 187сп за 16 месяцев его существования, послужил крепкой закалкой и хотя тяжелой, но хорошей подготовкой для предстоящих нам в ближайшем будущем решающих боёв по прорыву блокады Ленинграда и изгнанию ненавистных фашистских оккупантов далеко за пределы нашей дорогой Родины. Выскажем твёрдую уверенность, что в этих грядущих операциях наш полк сумеет поддержать свою боевую операцию и с честью завоюет гвардейское знамя.




ЧЕЛОВЕК ИЗ СКАЗКИ
(поэма о Михаиле Цушбе)



Кто нежен был, как роза
И твёрд в боях и грозах,
Так прост и поэтичен,
Отважен, как герой,
не по летам серьёзен,
Жесток в бою и грозен,
И скромен в жизни личной,
И горд своей страной?...

То человек из сказки,
Открыт любви и ласке,
Горяч и стоек в мести,
Сверкнувший метеор!
Родник – не сыщешь глубже –
Советский воин Цушба,
Служивший делу чести,
Джигит абхазских гор!

Горы, мои горы,
Как ласкают взоры
Очертанья далей,
Гордый берег стремнин;
Горы величавые,
Облака кудрявые
Нежно так ласкали
Чело крутых вершин…

Есть на свете разве
Солнечней Абхазии?
Лучше его Родины
Во всём мире нет!
А на перепутьи –
Селенье Гудаути,
Где Михаил Цушба
Родился на свет

О горы, мои горы
Немцев вражьи своры
Железными колоннами
Взять хотят Кавказ…
Горы непокорны,
Долгий бой упорный
На скалистых склонах
Там идёт сейчас.

И в дни боёв со зверем,
Там, где плещет Терек
Запевают с ветрами
Песню про орла…
О геройской силе,
О Цушбе Михаиле,
Чтобы память светлая
О нём не умерла!

Горы, мои горы,
Лёгким шагом скорым
Обходил все тропы
Он в детские лета;
Вот на коне горячем,
Как джигит он скачет,
Стреляет на галопе
… Так юность начата!

Маленьким мальчишкой
Не любил он книжку
Конь, да ружья милые,
Самодельный лук…
Был он в детстве смелый,
Ловким рос пострелом,
В играх – заводила,
В бедах первый друг.

У вековой чинары
Горец ему старый
Рассказывал ему легенды
О борьбе Картли
О воинах Абхазии.
И рассказы эти
О геройстве, мужестве
В сердце залегли…

Вводил он даже в игры
Героев в шкуре тигра
Из чудной древней саги,
Проживающей уж века.
Лелеял мысли рано
На новом поле бранном
Блистать лихой отвагой
Нещадностью клинка.

И вечерним часом
Он в дружину барсов,
В сакле засыпая,
Мечтал не раз войти;
Как Саакадзе биться,
Чтоб могла гордиться
Страна его родная
Светлому пути.

Несли годы сдвиги,
Полюбил он книгу,
Ею стал голодную
Душу насыщать.
Мысли стали ясны:
«Быть таким как Сталин,
Делу всенародному
Жизнь свою отдать!»…

Закалялась воля
Цушбы в комсомоле,
Разгорался выше
Светлый огонёк!
И на груди рубашек
Роз багряных краше
Расцветал у Миши
Кимовский значок…

Вожатый пионеров…
Быть другим примером,
Показать, что в жизни
Путь есть для ребят,
Научить их дружбе,
Подготовить к службе
Народу и Отчизне
Должен был отряд.

Детвора ценила
Цушбу Михаила.
Был у них вожатый,
Словно старший брат;
Слушали ребята
И рос организатор
Мыслями богатый
И мечтой богат!

Как хотелось много!
Широка дорога,
Жизнь ему открыта –
Партия вела.
Силы жизнь растила
Цушбы Михаила
И давала крылья
Мощные Орла!

Горы, мои горы,
День приходит чёрный,
Враг идёт как туча,
Лезет наглый вор.
Собирались честные,
Родины чудесной.
Силушки могучие,
Дать ему отпор!

И в рядах достойных,
Честным, храбрым, сильным
Стал Кавказа гордого
Шарипа Цушбы сын;
Он под Ленинградом,
У стен великого города
Дерётся исполин…

Сердце злобой стынет,
Бьётся с наглым финном,
Он за каждый камень,
За аршин земли.
Чтоб топтать наймиты
Цужбою убитые,
Грязными ногами
Землю не могли!

Пулковы высоты
Помнят наши роты…
Город под угрозой
И сентябрьским днём,
Пули Цужбы пели
Смерти злые трели,
В тесной дружбе с грозным
Кованным штыком!

Полк жестоко бился,
Враг остановился,
Кровью он исходит…
Город наш не взят!
И усыновила Цушбу Михаила –
Его вторая Родина –
Славный Ленинград.

Всё зима сковала
Снежным одеялом,
Льдами голубыми
Реки и озёра…
Резкий ветер дует,
Ветер на всём свете,
Даже сердце стынет,
Будто станет скоро…

В небе звёзды скопом,
Мёрзнут над окопом;
Но душа не стынет,
У Цушбы – сына гор;
Весь одетый в белое,
Из траншеи смело
Выйдет ночью длинной,
Бьёт врага в упор.

А в планшетке сбоку –
Письма издалека,
Их слова согрели
Его своим теплом,
Их читать приятно,
Пишут в них ребята:
« -Михаил Шарипович
Домой с победой ждём!»

На письмо из Абхазии,
Отвечу словом разве!?
Счёт врагов убитых
Множит день за днём,
Чтобы написать ребятам:
« - Я в боях «вожатый»
Больше ста бандитов
На счету моём!»

И врагам на горе
Занесёт историк,
Что под Ленинградом
Немцев батальон.
Из простой винтовки
Воином нашим ловким,
В грозный час блокады,
Цушбой истреблён.

Серый день короток;
В час между охотой,
Он в землянке тесной,
На душе легко.
Давши волю сердцу,
Поёт, чтобы согреться
Лирическую песню
О милой Сулико.

Девушку он встретил,
Лучшую на свете,
Волосы соломкой,
Васильком глаза;
И она пленила
Сердце Михаила,
Но об этом громко
Вам сказать нельзя!

Она тоже в части…
Пусть умолкнут страсти –
«Пока войны не кончим,
Ей не до меня!»…
«Жения, простите,
Может быть дадите,
Носовой платочек,
Нету у меня…»

Белы-белы ночи,
Стали над Невою…
Где партбилет в кармане,
Слева он лежал,
Беленький платочек
С голубой каймой
Страстью сердце ранил,
Ранил, как кинжал.

В эти белы ночи,
Цушба спать не хочет;
Часто не ложился
Он мечтой объят,
Вместе с северянкой
Девушкой белянкой.
Близким становился
Город Ленинград.

Как Кавказа горы,
Люб ему тот город,
Удалось где встретить
Её, волнуя кровь.
И за город Ленина,
Рвётся он в сражение,
Подвигом отметить
Освятить любовь!

Горы, мои горы!
Грозный бой упорный,
Чтобы закрепиться
Славный полк наш вёл.
Кровь рекою льётся,
Впереди всех бьётся,
Как отважный витязь
Цушба – наш Орёл!

Но радуйтесь гады
Цушба ранен – падает…
Но подняться хочет,
Снова рвётся в бой…
Вынимает спрятанный,
Кровию запятнанный
Беленький платочек
С голубой каймой.

Тот платок, как знамя
Где слилося пламя,
Верности к отчизне
И любви к Сулько,
Гордо умирая,
Биться призывая,
Смочив своей кровью,
Он поднял высоко!

И врага косили,
Друзья Михаила,
Бьют врага стеною;
Платит зверь сполна
Кровью и силой
За Цушбу Михаила
Дорогой ценою
Нам за смерть Орла…

И алеют розы
И несёт угрозу
И напомнить хочет,
Всем бойцам о нём,
О Цушбе Михаила,
О геройской силе
Аленький платочек
На штыке стальном.

Только на свободе
Рождаются в народе
Такие люди – воины
С душой нежней цветка.
Так славься же Отчизна
Где расцветают жизнь
Бессмертия достойные
И славы на века.

Пусть быль легендой станет,
Пусть слава не увянет,
И в наших новых подвигах
Пусть с лаврами цветёт.
Пусть мысль о славе Цушбы
Крепит в бою нам дружбу
И на врагов отчизны
Товарищей ведёт!

Н.ТРОЯНСКИЙ


ГРИГОРИЙ СИМАНЧУК


Всю ночь тяжело раненый, доставленный вечером в госпиталь, бредил, метался в жару. Маленький, щуплый, с длинными чёрными ресницами и густыми бровями на почти детском лице, выглядел он слабым деревенским парнишкой.
Дежурная сестра Нина БУЛДАКОВА ни на минуту не отходила от больного: то по-удобнее поправляла ему подушку, то заботливо покрывала одеялом, то вливала с чайной ложечки в рот раненому несколько освежающих капель воды.
По временам раненый приходил в себя, и тогда на неё глядели открытые, ясные глаза. Но через несколько мгновений они закрывались, и больной начинал бредить.
Нина прислушивалась. Раненый кого-то называл сестрёнкой, кликал братца Ванюшу, звал отца и мать, вспоминал родной колхоз, любимых коней, просил вишень, яблок и груш.
- Родных вспоминает, - думала Нина.
- Зверьё, душегубы в грязных сапогах, всё равно мы вас уничтожим, всех, всех, до одного, - со злобой произнёс раненый и беспокойно заворочался на кровати.
- Наверное, родные у немцев остались, - догадывалась Нина, наверное, с Украины паренёк-то.
- Ты лежи, лежи, родной, не тревожься, - успокаивала Нина, – отомстят за тебя товарищи. А тебе где уж воевать, посильнее тебя найдутся. Небось в колхозе-то пастушонком был. Вот она война-то, что наделала, - думала Нина, когда раненый немного успокоИлся.
- Куда такому воевать! Пасти бы ему, да пасти своих любимых коней, с мамкой миловаться, с любимыми девушками гулять. Ну какой из него военный человек!
Откуда было Нине знать, что тот, за кем она сейчас так любовно ухаживала, как и за всеми теми десятками, поднятых ею на ноги, ранеными, был знатный и прославленный снайпер Ленинградского фронта Григорий СИМАНЧУК?
Он действительно был пастушонок, конюх из колхоза деревни Навозы, что на Черниговщине. Да, он любил своих родных, родной колхоз. Заботливо ухаживал за конями, чтобы, как он говорил, «запряг в плуг – не удержать». Он любил работу на широких колхозных полях, бахчах, огородах. И когда ему говорили «Родина», он вспоминал свою цветущую Черниговщину с красивыми садами, полных вкусных груш и яблок, слив и вишень.
Это Родина давала ему яркую, цветущую всеми красками человеческого счастья, жизнь.
Родина давала ему всё, что она давала 200 миллионам своих советских граждан. И он был её преданным сыном, простым парнем из колхоза «Красный Луч». Таким он пришёл в Красную Армию, когда Родина призвала выполнить его свой долг. И вот в огне Отечественной войны бывший колхозный конюх с видом пастушонка, вырос в сурового воина…
В первый раз с немцем Григорий встретился лицом к лицу летом прошлого года. Он тогда охранял склад. Неожиданно из-за леса вынырнул самолёт. Он низко кружился над полем и Григорий ясно различил на крыле свастику. Чёрная точка отделилась от самолёта и, через несколько минут, взвился купол парашюта.
- Смотри, Драгобушев, - крикнул Григорий товарищу, - никого не допуская до склада. А я побегу…
С винтовкой наперевес он изо всех сил бросился бежать по полю к тому месту, где спускался парашютист. Незваный воздушный гость прикоснулся к земле, а Симанчук ещё находился от него метрах в 200.
Освободившись от строп парашюта, немец бросился в лес.
- Стой! Не удерёшь! Всё равно застрелю – кричал он изо всех сил.
Парашютист остановился.
«Была жара, - вспоминает Симанчук, - а немец дрожал. Подхожу к нему поближе, спрашиваю: оружие есть? Молчит. Показал я на свой наган, висевший сбоку, немец вытащил пистолет из кармана и кинул в сторону. Я указал ему, двигайся, мол, вперёд. Нагнулся, забрал пистолет и привёл фашиста в штаб».
«Не больно храбрые вояки. Бить их можно!» – подумал тогда Григорий Симанчук о немцах.
С тех пор он гордо и молодцевато носил на плече свою винтовку. Басисто и уверенно звучал его певучий украинский голос.
Приходили нерадостные вести о родной Украине. Ненавистью, огоньком загорались глаза у Симанчука, когда говорили о немецких зверях, рыскающих по Советской земле.
В двадцатых числах декабря 1941 года Симанчук открыл свой истребительный счёт. Рота, где Симанчук у командира взвода – младшего лейтенанта Перочинского – был связным, стояла на переднем крае. Проверяя со своим командиром посты, заметил Симанчук справа у шоссе, среди трёх дубков немца, вылезающего из траншеи. Ганс собирал дрова.
- Сейчас я его сниму, - сказал Симанчук.
Прозвучали один за другим два выстрела и Ганс упал с дровами навзничь. С того дня и начала Григорий Симанчук ежедневно охотиться за немцами. Как только забрезжит рассвет, Симанчук покидает свою землянку. Мастерски и любовно оборудовал он свой пост. Часами простаивает он на охоте и наблюдает за немецкими окопами.
- Трудно. Холодно. Но не оторваться. Больно сильно желание их истреблять, - гово-рит Симанчук.
Между немецкими траншеями и деревней, расположенной на опушке леса, поле. Голодные немцы выползают на поле, копаются в снегу в поисках мёрзлой свеклы. Гремят выстрелы снайпера, падают немцы.
- Не есть вам нашей свеклы, - шепчет Григорий Симанчук.
В сумерки и ночью трассирующими пулями он изучал и засекал точное расстояние до немецких землянок, до противотанковой пушки, расположенной слева от шоссе, до трёх дубков. А днём, едва успевал показаться где-либо немец, Григорий ставил прицел и одним выстрелом сбивал гада. Удачная охота выпала в последних числах декабря. Накануне была метель. Немецкие траншеи и землянки замело снегом. Больше десятка немцев вылезли наверх отрывать снег. Симанчук позвал командира взвода, зарядил 4 диска и, выждав, когда немцы сгрудились в одном месте, открыл огонь. Девять немцев полегло у немецких траншей.
К 1 января 1942 года на личном счету мести у Григория Симанчука числилось 37 уничтоженных немцев. На новогоднем вечере командир полка вручил Симанчуку, как лучшему истребителю, от ленинградских рабочих ценный подарок – часы.
- Жизнь ленинградцев нам дороже всего, - ответил на приветствие скромный снайпер, - я истребил 37 немцев, убью сто гадов и больше.
В феврале на фронтовом слёте снайперов, Григорий Симанчук доложил руководи-телю ленинградских большевиков т.Жданову, что он сдержал своё слово. Товарищ Жданов подарил Симанчуку снайперскую винтовку. Правительство наградило юного героя орденом Ленина.
Поздравляя товарища Жданова с 1 мая, старший сержант Симанчук писал:
« Я, из подаренной Вами винтовкой, уничтожил 53 фашиста. Всего теперь на моём истребительном счету 174 ганса. Я совершенствую свои знания, чтобы ещё лучше бить врагов и выполнять приказ товарища Сталина».
С каждым днём росли опыт, мастерство, а с ним мужество и выдержка юного снайпера. Увидел однажды весной Симанчук группу немцев, подкативших пожарный насос к землянке. Ни одного выстрела не дал по ним снайпер. «Пусть поработают, устанут, сядут отдыхать кучкой – вот тогда и поговорим с ними», - решил Симанчук и принёс ручной пулемёт. Всё вышло так, как он предполагал. Семь гитлеровцев нашли себе могилу от двух пулемётных очередей, восьмой был застрелен из винтовки.
Но не ушёл со своей снайперской позиции Симанчук. Он ждёт час – другой и не напрасно. Вот из землянки выходят два офицера. Оживленно разговаривают, торопятся. Снова короткая очередь из пулемёта. Удачно. Услышав выстрелы, выскакивает из землянки ещё один офицер. Не уходит от пули и он. Обозлённые немцы открывают миномётный огонь, но снайпер неуязвим. Он уже сменил позицию, хорошо укрылся, и осколки мин пролетают без вреда над головой, а он уже высматривает, откуда немцы бросают мины. Миномёт обнаружен. Несколько очередей и он замолчал.
В поединок с советским снайпером решил вступить немецкий снайпер. Долго высматривают враги друг друга. И тот, и другой меняют позиции. Наконец, немец выдал себя. Симанчук заметил, что за трубой на крыше одного дома что-то шевелится. Выждав удобный момент, он стреляет, и немец кубарем катится с крыши.
Каждый выстрел Григория Симанчука, это – рассказ о мастерстве, выдержке и храбрости. Только в боевых операциях полка с 3 по 8 августа, Григорий Симанчук уничтожил 56 фашистов, кроме того, прислугу двух миномётов, двух станковых пулемётов, двух снайперов и четырёх автоматчиков…
Обо всём этом Нине Булдаковой на другой день рассказали однополчане Григория Симанчука, попавшие вместе с ним в госпиталь.
Прошло несколько дней, и Нина с волнением и удивлением наблюдала, как ещё слабой, дрожащей рукой Григорий писал: «Много истребил я фашистов, но ещё не один десяток их ляжет в землю от моей руки. Воины Красной Армии не отдадут советский народ на поругание лютому врагу».
И глядя на лежащего перед ней «парнишку», Нина поняла, чем крепок Советский народ и его воины – лютой ненавистью к врагу, неизбывной любовью к Родине.

Александр БЕЛЯКОВ.

СЫН УКРАИНЫ


Поезд шёл на фронт. Бесконечной пёстрой чередой мелькали станции, полустанки. Бойцы выглядывали из окон вагонов, выходили на платформы, обменивались короткими фразами со встречными людьми. Люди, надолго оторванные войной от родных мест, с надеждой смотрели на молодых бойцов, долго провожали глазами удалявшийся поезд.
На фронте ДЬЯЧЕНКО впервые услышал имя Григория Симанчука. Симанчук мстил врагу за муки родной Украины, он истреблял немцев десяток за десятком, не теряя даром ни одного дня, и два ордена – высокая награда Родины – украсили его грудь. Быть таким, как Симанчук! Эта мысль завладела молодым воинов. Настойчиво просил он послать его в школу снайперов.
И вот он, наконец, на передовой линии фронта. В руках его – снайперская винтовка, на ней № 220. Вот бы столько немцев уложить!
ДЬЯЧЕНКО увидел первого немца. Он хорошо помнил: такой же вот бандит хозяйничает на Украине, измывается над его матерью, угоняет в рабство односельчан. Его надо убить.
В первый день Дьяченко застрелил двух немцев. На утро он снова был на боевом посту. Винтовка его не знала промаха, и теперь он мог сказать про себя: « Я слышу твой стон мать – Украина, я мщу за твоё горе!»
Одной мыслью жил отныне Фёдор Дьяченко – не потерять даром ни одного дня, не оставить жить немца, которого могла бы сразить снайперская пуля. За короткое время он уничтожил 102 фашиста. И как прежде защитники Ленинграда повторяли имя славного украинца Григория Симанчука, как теперь они повторяли имя Фёдора Дьяченко, достойного сына украинского народа, мастера сверхметкой стрельбы. Он научил без промаха бить немцев своего друга татарина КАЗАКОВА, своих земляков НАТАЛИЧА и ПРИХОДЬКО, и скоро почти все бойцы роты, где служил Дьяченко, стали истреблять фашистов.
Бывали дни, когда гансы упорно не показывались, точно передохли в своих норах. Казалось, безрезультатно пройдёт целый день. В эти минуты Дьяченко вспоминал наказ своих родных, вспоминал весёлых девушек, что бросали в окна поезда цветы и записки с приветами бойцам. И он менял позицию за позицией, подкрадывался ближе к врагу, придумывал новые уловки для того, чтобы выследить фашиста и всадить ему в череп меткую пулю.
Давно ли такой далёкой недосягаемой казалось Дьяченко цифра 220. Теперь мечта сбывалась. Он уже уничтожил двухсотого немца. Ещё несколько дней – и упал в снег 209 ганс. И накануне праздника двадцатипятилетия Украинской Советской Социалистической Республики узнал Дьяченко о высокой награде. Орден «Красная Звезда» украсил грудь славного снайпера. Фёдор Дьяченко клянётся и впредь бить немца каждый день, множить и множить свой счёт мести. И пусть трепещет враг, отнявший счастье у свободного народа. Люди, подобные Дьяченко, страшны фашистам не только своим воинским мастерством, боевой выучкой. Они страшны ничем не измеримой силой ненависти. Они не сложат оружия, не узнают покоя, пока снова не зацветёт пышнее прежнего родная Украина, навсегда очищенная от немецкой погани.

В.ГЕОРГИЕВ





КАЖДЫЙ БОЕЦ-ИСТРЕБИТЕЛЬ


В моём родном доме на Полтавщине хозяйничают немцы. В их кровавые, грязные лапы попали мои родные мать, сестра и маленький братишка.
Много горя принёс нашей стране проклятый немец. Когда читаешь об их зверствах, то сердце обливается кровью и закипает в груди такая ненависть, что хочется бить и бить их без конца.
На моей винтовке стоит № 220. Приложу все силы, чтобы столько же уничтожить поганых фрицев. Я буду их уничтожать пока видят мои глаза и бьётся в моей груди сердце. Если я за день не убил ни одного немца, то это пропавший день.
Искусству снайперской стрельбы и маскировки я учу также своих товарищей. Мой лучший ученик и друг Николай КАЗАКОВ тоже вырос в знатного снайпера-истребителя. На его счету 140 истреблённых гитлеровцев.
Каждый боец может стать истребителем. Для этого нужно только взять в руки оружие, выйти на передний край и терпеливо выслеживать немца. Увидел одного бандита – бей его без пощады. Помни: чем больше ты убьешь этих мерзавцев, тем ближе наша победа.

Ф. ДЬЯЧЕНКО




Снайпер Фёдор Дьяченко к 25 декабря этого года убил 220 гансов. Замечательно! Но сила истребительного движения не только в отличных успехах отдельных мастеров – снайперов. Сила истребительного движения в его массовости. И Фёдор Дьяченко известен не только количеством уничтоженных им гитлеровцев, но и тем, что он воспитал и вырастил десятки своих учеников в отличных снайперов-истребителей. Каждый раз, когда Дьяченко идёт на охоту, он берёт с собой новичков, которых обучает искусству уничтожения фашистских оккупантов.
На снимках: слева Леонтий Приходько, уничтоживший гитлеровцев, справа – Иван Денисенко, уничтоживший гитлеровцев. Приходько и Денисенко – ученики Фёдора Дья-ченко.



САРЕНБАЙ РУСТАМБЕКОВ





Каждый снайпер бьёт немцев по-своему: Дьяченко бьёт злобно и отчаянно, Казаков – хитро, Приходько – спокойно, Денисенко – расчётливо. Саренбай РУСТАМБЕКОВ бьёт упрямо, настойчиво, дерзко.
Не один раз приходилось Рустамбекову с утра и до темна, порой безрезультатно, выслеживать осторожного и опасного врага. Он мокнул под дождём, в метель его заносило снегом, порой засыпало землей, терзаемой вражескими минами, но он упрямо продолжал следить за передним краем врага. И чуть, где покажется вражеская фигура, мужественный советский снайпер немедленно сразит ее метким выстрелом.
С русской трёхлинейкой Рустамбеков познакомился и крепко полюбил её задолго до войны. В родной Караганде он был одним из лучших ворошиловских стрелков. Но снайпер на войне – это не просто меткий стрелок. Снайперу нужно иметь много терпения, много мужества и отваги, упорства и выдержки. Саренбай Рустамбеков приобрёл и эти замечательные качества.
Однажды он очень поздно вышел на передний край. Было уже совсем светло, когда Рустамбеков добрался до заранее намеченной огневой позиции. Немцы, видимо, заметили, как советский снайпер забирался в щель старой полузасыпанной позиции. Рустамбеков не успел и разу выстрелить, как попал на прицел немецкого снайпера. Немец не давал возможности шевельнуться, о стрельбе нечего было и думать. Надо срочно менять позицию. А как это сделать, если головы приподнять невозможно? Перелезать через бруствер – верная гибель.
Рустамбеков решил выкопать подземный ход. Два часа он копал себе лазейку под бруствер. Наконец выбрался, отполз в сторону от пристрелянного немцем места и стал искать, кто в него стрелял.
Забыв усталость, Рустамбеков метр за метром внимательно изучал участок, откуда летели вражеские пули.
Его внимание привлёк небольшой бугорок свежее вырытой земли, направив туда перископ, он ясно разглядел в ямке за бугорком двух немцев. Один из них был снайпер, второй – автоматчик.
Четыре часа терпеливый казах караулил, пока кто-либо из немцев высунется настолько, что пуля достанет. Наконец вражеский снайпер приподнялся (то ли патроны доставал, то ли вперёд заглянуть получше захотел) и через секунду замертво свалился в свою яму, сражённый метким выстрелом Рустамбекова. В страхе немецкий автоматчик нырнул в траншею и больше не показывался.
Так победило упорство и выдержка советского снайпера.
В другой раз Рустамбеков в темноте заполз очень далеко и вырыл себе окопчик совсем рядом с немецким передним краем.
Ещё до рассвета он хорошо замаскировался, замотал винтовку обмоткой, чтобы не блестела утром на солнышке, и стал ждать.
Стало светать, немцы зашевелились, стали вылезать из своих нор. Кто мыться шёл, кто брёл за завтраком. Рустамбеков без особого труда застрелил троих. Но и его заметили. Немцы начали бить из миномётов по тому месту, где укрылся Рустамбеков.
Мины рвались совсем близко. А вокруг ни одной глубокой ямки, куда можно было бы переметнуться из мелкого лежачего окопа. Положение казалось безвыходным.
- И стрелять нельзя и назад нельзя, - вспоминает этот случай Рустамбеков.
Спасли выдержка и настойчивость. Неподалёку от себя Рустамбеков увидел большую противотанковую мину. Не раздумывая, он выстрелил в неё. Мина взорвалась. Получилась сравнительно большая воронка. В эту воронку быстро пробрался Рустамбеков. И хорошо сделал! Четыре мины с воем разорвались как раз в том месте, откуда он только что уполз.
… Когда Рустамбекова спрашивают: как ты можешь часами смотреть в перископ, не отрывая глаза? Как можешь по полдня лежать в снегу, не шевельнувшись? Где ты набрался столько терпения, выдержки и упрямства?
На вопросы Саренбай отвечает вопросами:
- А Симанчук как стреляет? А Цушба? Разве я имею право опозорить славу героев моей части?
Велика сила боевых традиций! И эта сила помогла Саренбай Рустамбекову вогнать в могилу не один десяток фашистских бандитов.

В.Г.

МЛАДШИЙ ПОЛИТРУК ЛАРИОНОВ


Когда, в самом начале января этого года, младший политрук Михаил Тимофеевич ЛАРИОНОВ прибыл в наш полк, то первое, чисто внешнее впечатление о нём создавалось двойственное. С одной стороны – молодой, здоровый, рослый мужчина, с почти богатырской фигурой, говорящий довольно густым басом. А с другой стороны – чрезвычайно скромный, тихий, молчаливый человек, их тех, которых в просторечии называют «смирными». И улыбался он как-то застенчиво, при чём эта улыбка очень шла к его простому, приветливому, чисто русскому лицу, с ласковыми серыми глазами.
А между тем, этот «смирный» парень прибыл к нам, уже имея большое боевое прошлое. Среди командно-политического состава полка, преобладающее большинство которого в прошлом году впервые очутилось на передовых позициях, ЛАРИОНОВ был одним из наиболее «обстрелянных». С самого начала войны он вступил в Красную Армию добровольцем и вскоре же попал на фронт, где участвовал в ряде сражений, сперва в качестве бойца, потом зам. политрука и политрука стрелковой роты. В октябре, с небольшой группой своих бойцов, он удачно выходит из вражеского окружения, принимает участие в новых боях, и, наконец, после тяжёлой контузии попадает в госпиталь.
Прибыв в 187 стрелковый полк, М.Т.ЛАРИОНОВ был сразу же назначен на должность политрука взвода пешей разведки. Фактически он явился первым политическим руководителем этого подразделения. До него, мелкие подразделения полка обслуживались одним общим политруком, и может быть вследствие этого, в разведвзводе не было ни одного коммуниста и всего лишь один комсомолец – боец Илья НИКОЛАЕВ. Товарищ ЛАРИОНОВ быстро завоевал авторитет среди подчинённых. С деятельной энергией развернул он партийно-политическую работу, результаты которой скоро же сказались. Через пару месяцев, почти все бойцы разведвзвода были либо кандидатами партии, либо комсомольцами.
Таким же продуктивным было участие товарища ЛАРИОНОВА в истребительском движении, к моменту его прибытия в полк, ещё только-только пускавшем свои первые ростки. ЛАРИОНОВ сразу же примкнул к этому движению и вскоре стал одним из самых знатных снайперов нашей части. По количеству уничтоженных фашистов, он занял третье место – непосредственно за Симанчуком и Цушбой.
Но личные успехи не удовлетворяли этого скоромного человека и большого патриота своей Родины. Отлично сознавая всю важность и актуальность этого дела, он решил всё своё подразделение сделать истребительным, что ему блестяще удалось. Сперва он вызвал на соревнование единственного в то время во взводе разведчиков комсомольца Николаева, который, следуя увлекательному примеру своего политрука, успел уничтожить 52 гитлеровца, пока сам не погиб во время одной из разведок. Глядя на их соревнование, остальные бойцы-разведчики один за другим начали открывать свои счета мести и вскоре весь взвод стал целиком истребительным.
ЛАРИОНОВ уделял много внимания тренировочным занятиям со своими молодыми снайперами и проводил с ними опытные стрельбы. Только проверенных людей выпускал он на передний край, на охоту за фашистами. И, благодаря его трудам, эти охоты обычно бывали эффективными и плодотворными.
Одновременно, тов. ЛАРИОНОВ быстро зарекомендовал себя лихим, смелым и предприимчивым разведчиком. Он всегда принимал активное участие во всех разведывательных операциях. За время его пребывания в полку с января по апрель, разведчики проделали несколько десятков вылазок и поисков, крупных и мелких. ЛАРИОНОВ всегда действовал вместе со своими бойцами, организуя их и воодушевляя личным примером, причём проникая в самые опасные места.
Командование полка по достоинству оценило заслуги и боевые отличия тов. ЛАРИОНОВА. Он был представлен к ордену Красного Знамени. Но получить эту высокую и вполне заслуженную награду не успел.
Много раз возвращался отважный политрук целым и невредимым из самых опасных и рискованных операций. Но в оном из последних поисков, предпринятых за неделю до ухода полка с передовых позиций, в ночь с 22 на 23 апреля, Ларионова не стало. Близко подойдя к немецким траншеям, разведчики были обнаружены и обстреляны противником. Осколком одной из первых мин, храбрый политрук был сражён наповал. Бойцы вынесли его вместе с оружием и поклялись жестоко мстить подлой немчуре за смерть боевого командира.
ЛАРИОНОВЫ с честью погибают на своём посту, выполняя священный долг защиты Родины. Но на место их заступают тысячи таких-же пламенных советских патриотов, которые, вдохновляясь героическим примером погибших, сумеют довести до победоносного конца великое дело борьбы с фашизмом.

Старший лейтенант
Ф.И.БЛИНОВ


ОРГАНИЗАТОРЫ ИСТРЕБИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ


Командир 1 стрелковой роты старший лейтенант НИКИФОРОВ (в середине), заместитель командира 1 стрелковой роты по политчасти старший лейтенант ТРУНОВ И.У. (справа) и заместитель командира 7 стрелковой роты по политчасти старший лейтенант ВАСИЛЬЕВ И.Ф. (слева) – отличные организаторы истребительного движения. Их подразделения полностью стали истребительными. В их ротах воспитаны и выросли такие знатные истребители Ленфронта и нашего полка, как товарищи: Фёдор Дьяченко, Николай Ка-заков, Рустамбеков, Приходько, Денисенко и другие.

БАТАЛЬОННЫЙ КОМИССАР ПАНАСКО


Исключительно обаятельное впечатление производил Александр Терентьевич ПАНАСКО на всех, кому хоть раз приходилось с ним сталкиваться. Наиболее подкупающей чертой характера т. ПАНАСКО, была его неиссякаемая жизнерадостность и неизменная приветливость в отношении всех, кто к нему обращался. Всегда весёлый, бодрый, ровный и спокойный, А.Т.ПАНАСКО казалось, совершенно не знал, что такое упадок духа или дурное настроение. Эти же качества, плюс мужество, неустрашимость и хладнокровие проявлял он во время боевых операций.
Не будучи строевым командиром, т. ПАНАСКО под Старо-Пановым показал свою способность руководить красноармейскими массами в бою и воодушевлять их примером высокой доблести и отваги. Почти с первого момента боя он находился на самой передовой линии и даже лично водил подразделения в атаку, увлекая их за собой. Только тяжёлое ранение, сопровождавшееся потерей правой руки, свалило с ног храброго комиссара и лишило его возможности оставаться на боевом посту до конца операции. Но свой долг перед Родиной т. Панаско выполнил с честью
Грозный в бою комиссар, в обыденной жизни отличался большим добродушием. Люди, мало его знающие, могли даже принять это за мягкотелость. Но такое впечатление было совершенно ошибочным. ПАНАСКО прекрасно знал, где и когда, в какой обстановке и при каких обстоятельствах, как себя нужно держать.
А. Т. ПАНАСКО был родом из Украины, и в нём сказывались типичные национальные черты и в наружности, и в характере, и во всей повадке. Он горячо любил свою родную Полтавщину и очень охотно о ней рассказывал.
Историк по специальности, с высшим педагогическим образованием, т. ПАНАСКО был всесторонне развитым человеком, знания которого выходили далеко за пределы его профессии. Обладая немалым житейским опытом и большой эрудицией, Александр Терентьевич был очень интересным собеседником и увлекательным рассказчиком. Он отличался словоохотливостью, и с ним можно было беседовать часами на самые разнообразные темы.
В нашем полку т. Панаско служил с самого основания – с момента начала его формирования сначала в должности комиссара минбатальона, а затем в должности полкового инструктора пропаганды. На той и другой работе, т. Панаско зарекомендовал себя с самой лучшей стороны и пользовался большим авторитетом, симпатиями и популярностью среди бойцов, командиров и политработников полка.
За 16 месяцев существования 187 стрелковый полк понёс много чувствительных потерь в своём личном составе. Много храбрых и одарённых людей убыло от нас за это время, по разным причинам. Одной из самых тяжёлых утрат было, несомненно, убытие из полка Александра Терентьевича Панаско.
Но память о доблестном комиссаре и замечательном советском патриоте живёт и будет жить в нашем полку.
Ф.Б.



Мы истребляем немца всеми родами оружия. На снимке: истребитель младший лейтенант Кочубей Н.Т., выкуривающий из землянок и истребляющий немцев из миномёта, Туркин – старший сержант, командир 45мм пушки – бьёт по немцам прямой наводкой, Мазурик – младший лейтенант, командир взвода 45мм пушек и стрелок МЯКШИН, уничтоживший из трёхлинейки 96 гитлеровцев.

СОЛДАТ РОДИНЫ



1915 год. Южный фронт. Русские полки идут в наступление. В одном из них сражается солдат Семён ПАНИЧЕВ. Полк идёи в атаку. Гремит громогласное «Ура!». С азартом дерётся Семён. Он первым врывается в немецкий окоп. В упор в него целится из револьвера рыжий пруссак, но опережает русский штык. С хрустом вонзается он в тело немца. - Вот тебе немецкая петля – кричит Семён и довольный, улыбающийся бежит дальше в гущу боя. В какие-то доли секунды он вспоминает прошлое…
У 20-летнего Семёна с немцами старые счёты. 15-летним мальчишкой по нагреванию заклёпок, а затем учеником слесаря он немало испытал горя от мастера-немца на Русско-Балтийском судостроительном заводе, куда он поступил работать.
Он ни разу не слышал его фамилии, никто из рабочих никогда не назвал его по имени отчеству. «Немецкая петля» - так звали они его между собой. Это прозвище, данное немцу-мастеру, говорило за всё. Немало подзатыльников, пинков получил Семён от немца. Придирки, штрафы сыпались от немца, как из рога изобилия. На жизнь, пропитание оставались гроши.
Один только раз вздумал Семён попросить прибавки и закаялся. «Русская свинья! Чего захотел – прибавки! – издевался немец – а за ворота не хочешь?»
Его заплывшая жиром шея, казалось, хотела лопнуть от злости. Её-то сейчас и вспоминал бегущий вперёд Семён. В этом бою он заколол штыком больше десятка немцев.
Храбро, мужественно дрались русские Семёны в мировую войну, но их продавали врагу. Командование части, где служил Семён, почти сплошь состояло из немцев. Среди солдат всё чаще и чаще слышались разговоры об измене. Говорили о немке-царице – главном шпионе Кайзера, недобрым словом вспоминали своих немецких командиров.
- Вот в бой пойдём, - сказал как-то раз один из солдат, - всех немцев на штыки.
Об этом разговоре узнал штабскапитан Ветеркампф.
Солдат положили ничком на землю в линию и поголовно выдрали. Десять плёток досталось и на долю Семёна ПАНИЧЕВА.
- С тех пор, - говорит ПАНИЧЕВ – и пошёл я против этой немецкой линии.
1918 год застал Паничева на Витебщине, в Невельском районе. Пришли сюда немцы и стали, как они говорили, «наводить порядок». Видел ПАНИЧЕВ, как отнимали у советских крестьян последнюю корову, уводили скот, забирали скот, масло, сало.
Ушёл тогда вместе со своими товарищами ПАНИЧЕВ партизанить. Били они немцев где только и чем только могли. Организовывались партизаны в Красную Гвардию, а потом в Красную Армию. Очистили русскую землю от немецкой нечисти. Стал Семён крепким закалённым солдатом революции. Был и моряком и артиллеристом, ходил в пешей и ездил в конной разведке, командовал кавалерийским эскадроном; дрался с белыми бандами Юденича и Деникина, Петлюрой и Махно, выбивал Колчака из Сибири, брал штурмом Перекоп.
К старой ране, полученной в мировую войну, прибавилось пять ран в гражданскую. Но когда над Родиной нависла снова опасность и гитлеровские банды на пали на его Родину, Семён ПАНИЧЕВ забыл о своих ранах и добровольцем встал в ряды Красной Армии.
Храбрость и мужество, ловкость и сноровку русского солдата, лучшие образцы суровой воинской дисциплины принёс с собой в Красную Армию солдат Родины.
Защищая Кингисепп, ПАНИЧЕВ со своей ротой, которой он командовал, устлал поле немецкими трупами, лично убив 18 немцев. Не раз бойцы роты по команде ПАНИЧЕВА ходили в штыки, встречали идущих в полный рост гитлеровцев, убийственными залпами огня. Недаром их командир получил крепкую закалку в огне мировой и гражданской войны.
Придя в наш полк с самого начала его формирования, т. Паничев принимал участие во всех его боевых операциях. Рота, которой командует т. Паничев выгодно отличается от других своей дисциплиной.
… В маленькую землянку командного пункта входит командир отделения. Кажется – зайди сюда ещё один человек и уже не повернёшься, но командир отделения ухитряется, отдавая рапорт командиру роты, соблюсти положенную уставом дистанцию. Глядя на его опрятный, чистый, подтянутый вид, никак не скажешь, что вот уже несколько часов он работал вместе с бойцами своего отделения на отливке воды из траншей и землянок. Грязная работа! Но кончив её, командир отделения, прежде чем идти к командиру роты с рапортом, привёл своё обмундирование в полный порядок.
Он помнит, какие полные негодования слова, он услышал от своего командира, когда он впервые, придя из другой роты, представился ему в грязном, неопрятном виде.
Кончили такую же работу и пулемётчики Казанцев, Угадчиков. В землянку принесли обед. Кажется, можно пообедать, отдохнуть. Но они ставят котелки на печурку, а сами принимаются за чистку оружия. Таков порядок в роте: прежде думай об оружии, а потом уже о еде. Старый солдат – старший лейтенант Паничев отлично знает все виды оружия, которыми вооружено его подразделение. Он неустанно учит всех бойцов и командиров своего подразделения мастерскому овладению оружием, учит любовно и бережно за ним ухаживать, тщательно его беречь.
Вот Паничев идёт по траншеям. Встречающиеся бойцы принимают стойку «смирно», молодцевато приветствуют своего командира. Он заглядывает в землянки, в стрелковые ячейки и всюду ему отдают чёткие, короткие рапорта, показывают блестящее, отлично работающее оружие. Словно на смотру! Не верится, что всё это происходит на переднем крае, в траншеях, где коварная зимняя оттепель заливает всё грязью и водой, где в 100 метрах стоит злобный враг.
Не оттого ли, когда в ночь с 10 на 11 октября немцы сделали попытку большой группой захватить наши траншеи, в роте т.Паничева не было ни страха, ни паники? Словно на ученьи, немцев подпустили на самую близкую дистанцию и уничтожали залповым, а приканчивали одиночным огнём.
Товарищу Паничеву 46 лет. Две новых раны прибавилось в Отечественную войну, но зорок глаз старого солдата. На его истребительном счету только с 16 сентября этого года уже числится 62 убитых гитлеровца. Пом.командира роты по политчасти т.Воронов, бойцы т.т. Зюкин, Рябичев, Рудаков, Буданов и другие с успехом учатся снайперскому искусству у т. Паничева.
Пряма, несгибаема и непреклонна линия патриота Родины… Таким мы знаем старого солдата революции – старшего лейтенанта Семёна Венедиктовича Паничева.

Н.ПОДШИВАЛИН




САЙНУЛЛА ЧОЙБЕКОВ

Сентябрь 1941 года. Озлоблённые гитлеровские банды рвутся к великому городу русского народа, носящему имя гения человечества – Ленина. Но враг просчитался и был остановлен на подступах к Ленинграду. Завязалась жестокая борьба: «Ни шагу назад» - таков был священный девиз бойцов нашей дивизии.
Великая честь защиты города Ленина выпала и на долю киргиза по национальности – красноармейца ЧАЙБЕКОВА Сайнулла.
В дождливую осень, зимой в трескучие морозы, зорко и бдительно охранял передний край обороны Сайнулла ЧАЙБЕКОВ. И если поверяющие посты слышали твёрдый и властный голос «Стой, кто идёт, пропуск», они узнавали Чайбекова и говорили: «Значит, за этот участок можно быть спокойным, он охраняется крепко».
- Тот не боец, который не желает и не хочет переносить трудностей и лишений на войне – заявляется Чайбеков. И глядя на него, действительно видишь, как настойчиво и непреклонно он их преодолевает. Снежная метель занесла траншеи, обволокла снегом стрелковые ячейки. Первым на очистку снега идёт Чайбеков, он намного обгоняет в работе других бойцов. На его участке вычищено уже 80-90 метров.
- Чайбеков, принесли завтрак, кончай работать, - кричат бойцы.
- Завтрак не уйдёт, надо дочистить траншею, чтобы ни один немецкий снайпер не мог достать тебя в ней, - заявляет Чайбеков и садится завтракать только тогда, когда в порядке его боевое место, исправно работает оружие и наведена чистота в траншее и землянке.
Ненависть к немецким оккупантам нестерпимо жжёт сердце Чайбекова и, ещё не отдохнув как следует от работы, он берёт свою винтовку и идёт в своё снайперское гнездо выслеживать и истреблять паршивых гансов и фрицев. Больше трёх десятков гитлеровской нечисти истреблено Чайбековым.
Настойчиво Чайбеков просился, чтобы его включили в группу разведки и его желание удовлетворили. Не мало полазил он в траншеи противника, не один десяток немецких оккупантов погиб от гранат, брошенных им, ни одну огневую точку разбил он с группой своих товарищей.
Выполняя боевые задачи, Чайбеков был трижды ранен. Не успеет он, попав в гос-питаль, как следует поправиться, как уже пишет письма в полк о том, чтобы его просили вернуть в свою родную часть.
Закалённый в боях, волевой, бесстрашный боец Чайбеков вступил в ряды ВКП(б) и скоро вырос в хорошего партийного организатора. Он парторг 8 – родной ему роты. Здесь он проводит среди бойцов большую массовую работу, ярко и образно разъясняя те боевые задачи, которые перед нами стоят. Парторг показывает личный пример в боевой учёбе, в несении боевой службы. Глядя на своего парторга лучшие бойцы и командиры вступают в ряды партии, такие товарищи как Ушаков, Ширяев, Кузнецов и др., вступив в партию, показывают пример всем бойцам подразделения.
Проводя беседу о годовщине нашей дивизии, Чайбеков заявил: «Я боец этой дивизии с начала её организации, я люблю свою часть за то, что она не пропустила врага ни на шаг вперёд и её бойцы истребили не одну тысячу немецких оккупантов. Я боец этой ди-визии с начала её организации и вместе с ней дрался с врагом. Будем драться беспощадно, насмерть с врагами нашей Родины. Будем драться так, чтобы завоевать почётное звание гвардейской дивизии».
Оборона города Ленина крепка духом таких её защитников, как Сайнулла Чойбеков, защищающих под Ленинградом свою Родину, свою родную Киргизию.
Капитан Г.ШЕСТАКОВ


Сержант Сайнулла Чойбеков

ВЫПОЛНЯЯ НАКАЗ МАТЕРИ



Мать и отец всю жизнь батрачили. Она и сейчас жива, его старушка мать. Ей 70 с лишним лет.
- Лишь после Октябрьской революции увидела свет, - говорит мать. Две трети жизни прошло в холоде, нужде, в тяжёлой, изнурительной работе. Её сын Николай ничего не видел этого. У неграмотной матери, бывшей батрачки – сын учитель. Можно ли не радоваться, не гордиться, не беречь такого сына?
Но, когда началась Отечественная война, мать сказала: «Иди, бей проклятых гадов – немцев и вернись домой только с Победой!»
Об этом помнит Николай КАЗАКОВ, когда выходит на огневой рубеж бить немцев…
Знакомая девушка Ада из колхоза «Красная Заря» на днях прислала ему письмо. Она пишет, что колхозники отдают все свои силы, чтобы помочь фронту. Их колхоз передал Государству несколько тысяч пудов зерна. Колхозники послали на фронт много шуб, валенок, тёплых рукавиц, варежек. Наказ матери жжёт сердце Николая ненавистью к немцам. Письмо Ады согревает лаской, любовью советского народа. Сыном которого является Николай. Вспоминая слова матери, он не может усидеть ни одного дня в землянке, чтобы не выйти на охоту, не убить немца. Вести Ады согревают сердце, вспоминая их, становится теплее, когда лежишь на снегу, подкарауливая немца…


Первый раз он вышел на охоту вместе с Фёдором Дьяченко 25 сентября. Дьяченко был его учителем, он показывал ему, как нужно выбирать позицию, маскироваться. В тот день он убил первых двух гитлеровцев, и в тот день кровь врага скрепила их дружбу - учителя и ученика. Позднее, переняв опыт своего учителя, в сердце Николая зажглась жажда соревнования, неотразимое желание догнать своего учителя. Они не вызывали друг друга на соревнование, оно началось молча, как бы само собой подразумевалось и было упорным, настойчивым.
Отныне, убивая немца, каждый вёл счёт и за себя, и за своего товарища. Николаю трудно было догнать Дьяченко, но и Дьяченко не мог ни одного дня отставать, ибо его быстро догонял ученик.
Три месяца идёт это соревнование. Растёт счёт истреблённых гитлеровцев и у Дьяченко, и у Казакова. К 25 декабря у первого было на счету 210, у второго – 182, у обоих 392. Хороший счёт, наш – советский снайперский!
Кто победит в этом соревновании, неизвестно. Знаем только, что грудь Казакова украсила медаль «За отвагу», а Дьяченко уже получил орден «Красной Звезды». И ещё ясно одно: побеждённых среди соревнующихся не окажется. Побеждёнными будут немецкие бандиты – гансы и фрицы.
Старушка – мать Николая может быть спокойна. Её сын вернётся только с победой!
Н.П.


ЮНАЯ САНДРУЖИННИЦА


Шёл бой под Слуцком. Бойцы и командиры одного из подразделений даже и не заметили, как к ним присоединилась прибывшая с путёвкой райвоенкомата девушка. Двадцать раненых в тот день вынесла с поля боя юная сандружинница Лида Иванова, пока её саму не ранило в руку и ногу. Часть с боем отходила. Вместе с группой бойцов и командиров шла раненая Лида. Никто не замечал её ран: не жаловалась, не стонала, лишь слегка прихрамывала.
Они шли по обочине дороги. Впереди была небольшая лощинка. Неожиданно из неё навстречу им вышел командир. На нём не было знаков различия, но по серебряным вискам, по так знакомому по портретам взгляду узнала в нём Лида любимого маршала товарища Ворошилова.



Вытянулись бойцы и командиры. Застыли, приветствуя маршала, но каждому хотелось глядеть вниз, в землю, невольно склонялись головы, ибо шли бойцы по тяжёлой дороге отступления.
Понял их стыд и тоску маршал и только сказал: «Так, так, значит, отступаем. А ты, девушка, ранена?» - спросил маршал ласково Лиду. И услышав в ответ тихое, короткое «да», он приказал отправить Лиду в санчасть. Тут только заметили спутники Лиды её раны, алую кровь, выступавшую сквозь повязку. Ни слова не сказав, они повернули обратно и пошли назад по только пройденной дороге туда, где ещё догорал бой. И кто знает, сколько из них вернулось обратно!... И видела Лида суровое лицо маршала, провожавшего ласковым взглядом в бой её товарищей…
В санчасть Лида так и не попала. По дороге её посадили на телегу командиры хозяйственной части нашего полка, а привезя в своё подразделение, не захотели расстаться со скоромной, подтянутой, аккуратной девушкой, наведшей у них в землянках чистоту и порядок. Лишь через несколько месяцев Лида попала в санчасть, но уже не как больная, а как санитарка…
Трое суток вёл наш полк бой под Старо-Пановым. Трое суток на поле боя, под обстрелом врага ползала Лида, перевязывая раненых бойцов и командиров. Трое суток не спала юная санитарка. Больше 30 человек тяжело раненых вынесла она из-под обстрела, но, принеся очередного раненого, снова уходила в дождь и грязь на поле боя. Лишь на четвёртые сутки уговорили подруги Лиду заснуть. Легла она на голую землю землянки батальонного медпункта, взяв слово, что её разбудят через два часа. Но молча сговорились подруги её не будить, спрятали её сапоги. Когда проснулась Лида, она долго уговаривала подруг отдать ей обувь, чтобы снова идти туда, где была нужна её помощь.
Бывают такие люди: выполняют большую, трудную работу и слова не скажут, о трудностях не заикнутся, о том, что они герои, даже не подумают. Просто, скромно, без шума делают они своё дело в огне Отечественной войны. К таким людям относится и Лида Иванова, 17-летняя девушка, наш боевой товарищ, мужественная ленинградка, любимица полка. И кажется, что это о ней сказано в песне:
« А ну-ка девушки, а ну, красавицы!
Пускай поёт про вас страна
И звонкой песнею пускай прославятся
Среди героев ваши имена».


ПОДВИГ ХРАБРЫХ



Он был большой мастер меткой стрельбы и из винтовки, и из миномёта, он бил немцев и тем, и другим оружием. Но на этот раз младший лейтенант БРОДЯНОЙ вместе со своим напарником – автоматчиком Авраменко – были вооружены только винтовками.
Они перебрались через речку и забрались в развалины под железную крышу. Немецкие траншеи были, как на ладони. Снайперы билли гитлеровцев на выбор. Уже 6 гадов уничтожил БРОДЯНОЙ, 4 убил АВРАМЕНКО, но немцы их обнаружили. Из двух тяжёлых миномётов они стали бить по позиции Бродяного и Авраменко.
Можно было незаметно уползти и уйти подальше от немцев. Но не такой Бродяной. Он только переменил позицию и стал искать, где враги-миномётчики. Вот обнаружен один из миномётов. Одну за другой посылает три пули Бродяной, как подкошенные падают 3 ганса. Но летит мина из второго миномёта. Ранен Авраменко. На помощь товарищу! Летит вторая мина и ранит Бродяного.
Ползут, истекая кровью, храбрецы в сторону от разрывов и вновь лежат, наблюдают, засекают другой миномёт врага.
Вторично ранит Бродяного, но снова навстречу визжащим минам летят свистящие пули и один за другим падают у своего миномёта немцы. Только удостоверившись, что вся прислуга двух тяжёлых миномётов убита, уползли в свою траншею двое раненых храбрецов.
В тот день Авраменко убил 11 гитлеровцев, а Бродяной уничтожил 12 гадов, перевалив в своём истребительном счёте за вторую сотню уничтоженных им немецких оккупантов.

Н.П.

БАЛЛАДА


Ты в меткой пуле знаешь толк,
Споём, товарищ политрук,
О том, как наш прославил полк
Сержант Григорий Симанчук.
В степях Украины,
В садах тополиных –
Он вырос – солдат молодой.
И пел ему ветер над вольной равниной
Преданья Отчизны родной!
Вот чёрная туча грозою летучей
Взметнулась над нашей страной, -
И вышел на битву, как витязь могучий,
Черниговский парень простой.
В лесу под птичий перещёлк,
Споём товарищ политрук,
О том, как наш прославил полк
Сержант Григорий Симанчук.
Тот сад, что любил он, тот город, где жил он,
В развалины бой обратил,-
За пепел пожарищ на родине милой
Втройне он врагу отомстил!
Пусть верная пуля врага караулит,
Где глинистый лёг косогор, -
Летит его пуля и мстит его пуля, -
Германцев сражает в упор!
В землянке шум беседы смолк,
Споём, товарищ политрук,
О том, как наш прославил полк
Сержант Григорий Симанчук.
Проносится выстрел над полем росистым, -
Двухсотой зарубкой подряд, -
Двухсотой зарубкой – двухсотым фашистом,
Он свой украшает приклад!
Отважней солдат не найти во вселенной;
Таких, как на русской земле!
Горит на нём Ленина орден священный
И знают героя в Кремле!
Вперёд зовёт великий долг!
Споём, товарищ политрук,
О том, как наш прославил полк
Сержант Григорий Симанчук!

Пётр ОЙФА.

(Примечание: Ойфа Пётр Наумович, 1907г.р. член союза Писателей ССР, призван 22 июня 1941 года Дзержинским РВК Ленинграда, в этот же день направлен в Балтийский флотский полуэкипаж. ДМБ – 1946г.)



ПЕСНЬ 187 СТР.ПОЛКА


Слова и музыка к-ра музвзвода А.В.Рабиновича

Наш полк родной, как вся страна Советов
Встал на защиту Родины своей.
И в дни суровые для ленинградцев
Пошёл он в бой, разить врага скорей.
Припев.
В бой на врага,
Бойцы героя нашего полка,
За Родину, за Сталина вперёд!
Гранитной стали мы скалою
У стен священных города борца.
Лавиной грозной, дружною семьёю,
Чтобы поразить под Пушкиным врага.
Припев.
В бой на врага,
Бойцы героя нашего полка,
За Родину, за Сталина вперёд!
Как Симанчук разить будем фашиста –
Приказ наркома выполним мы в срок.
И разобьём заклятого нациста,
Во славу Родины своей споём.
Припев.
В бой на врага,
Бойцы герои нашего полка,
За Родину, за Сталина вперёд!

СОДЕРЖАНИЕ

Доска почёта 187 стр.полка 72 стр.дивизии..................…. I-VII
1. Боевой путь полка……………………………………………………………… 1-12
2. М.Троянский. Человек из сказки (поэма о Михаиле Цушбе)…13-16
3. А.Беляков. Григорий Симанчук…………………………...………………. 17-22
4. В.Георгиев. Сын Украины………………………………..………………….. 23-24
5. Ф.Дьяченко. Каждый боец – истребитель……...…………………… 25
6. В.Г. Саренбай Рустамбеков………………………………………………. 26-28
7. Ф.Блинов. Младший политрук Ларионов………………………… 29-31
8. Ф.Б. Батальонный комиссар Панаско……………………………….. 32-33
9. Н.Подшивалин. Солдат Родины………………………………………… 34-37
10. Г.Шестаков. Сайнулла Чойбеков……………………………………… 38-40
11. Н.П. Выполняя наказ матери…………………………………………… 41-42
12. – Юная сандружинница…………………………………………………… 43-45
13. Н.П. Подвиг храбрых……………………………………………………….. 46
14. Пётр Ойфа. Баллада о Григории Симанчуке…………………… 47
15. А.Рабинович. Песнь 187 стр.полка…………………………………… 48.


РЕДКОЛЛЕГИЯ

Майор А.А.Смирнов
Ст.лейтенант Ф.И.Блинов
Лейтенант Н.С.Подшивалин